Отзывы о женской колонии в питере

Отзывы о женской колонии в питере

Иерархия в женских тюрьмах. Как сидят на женской зоне?


Автор публикации: ЮристПодписаться8 889 просмотров 6 667 дочитываний 20 сентября 2022 в 08:38 Краткое содержание:Уклад жизни в женских тюрьмах и колониях довольно сильно отличается от того, что существует мужских.

В них нет четких понятий, представления о том, что разрешено, а что запрещено, сильно разнятся, да и вся система взаимоотношений выглядит иначе.Иерархическая структура в женских тюрьмах и зонах не такая сложная и жесткая, как мужских, но все таки она существует.Чаще всего главной в камере является наиболее авторитетная и долго находящаяся в лагере женщина.

Однако первоходки сидят отдельно от остальных зэчек.Как и в мужских зонах, старшую, как правило, назначают с одобрения начальства и она является связующим звеном между администрацией и арестантками. Собственно, на этом вся иерархия в современных женских тюрьмах и колониях и завершается. Остальные подчиняются старшей, которая следит за тем, чтобы в камере соблюдался порядок, не нарушался график уборок, и пресекает особенно бурные проявления чувств, будь то скандалы опытных зэчек, или рыдания новенькой, впервые преступившей порог камеры.В основном же, женские колонии напоминают большие женские общежития.

Женские разборки чаще всего завершаются выяснением отношений на повышенных тонах. Конечно, иногда случаются и драки и коллективные избиения виновной на эмоциях, но это скорее исключение, чем правило.Однако в женских лагерях советских времен свои понятия, своя иерархия и свои отверженные все-таки были. Понятия, аналогичные понятиям в мужских лагерях, появились вместе с ними в 30-е годы и почти полностью пропали после реформы 60-х годов.

В женской колонии были и свои блатные, и свои черти, и свои опущенные.Блатные зэчки-воровайки – профессиональные преступницы существовали в женских колониях также, как и в мужских. Однако их положение в лагере сильно отличалось от положения блатных в мужских лагерях.

В мужских колониях блатным нельзя выполнять общественную работу и вообще работать, это для них считается унизительным.

Профессиональный преступник по понятиям работать не может. У женщин же по отношению к труду позиция была всегда более нейтральная.Сейчас, в отличие от советских времен, воровки особым уважением не пользуются, скорее наоборот, некоторые бывшие женщины заключенные вспоминают, что в их колониях воровок не очень любили и считали, что они могли украсть у своих.К активистам же в советских тюрьмах могло быть двоякое отношение.

Если мужские колонии до сих пор делятся на красные, где руководит администрация, и черные, где власть принадлежит блатным авторитетам, то в женских колониях такого не встречалось.В мужской черной колонии активистов очень не любят, в женских же колониях работать на должностях особо зазорным не считалась, если только это не было связано со стукачеством или другим вредом, причиняемым коллективу зэчек.Существовал и свой аналог «чертей» их называли «грибами». Грибы – это ступень в иерархии, чуть выше опущенных.

Как правило, это были женщины, которые в прошлом бомжевали, много пили, или неопрятные сельские женщины с низким уровнем образования. Над теми женщинами, кто имел неряшливый внешний вид и забывал о чистоплотности, насмехались и всячески унижали.В женских зонах СССР мыло было ценной валютой, наравне с сигаретами и чаем.«Горохами» называли самых младших, молодняк. Грибов и горохов использовали по мере возможности в разных ситуациях по-разному.

Они занимались какой-то вспомогательной работой, обслуживали, например, убирали, мыли и чистили туалеты и так далее.

За это они получали защиту, сигареты, кофе и чай, а в некоторых колонии за это их могли просто не бить.Были в советских женских колониях и опущенные. Например, к категории опущенных относили тех, кто на воле занимался оральным и анальным сексом. Если неопытная первоходка имела глупость разболтать сокамернице этот факт своей биографии, то ей было обеспечено брезгливое отношение и полный бойкот.

Ее не пускали за один стол с собой, не делились присланными с воли продуктами и всячески избегали.Но по-настоящему отверженными в женских зонах становились детоубийцы, к ним относились также, как в мужских колониях к совратителям малолетних и насильникам. Они были самой низшей кастой, самыми презираемыми людьми.Стоило зэчкам узнать, что с ними в камере находится женщина, которая убила или пыталась убить ребенка, ее жизнь превращалась в кошмар.Убивали в женских зонах крайне редко, но цепь изощрённых издевательств, избиений и унижений была способна довести детоубийцу до попытки наложить на себя руки.К детоубийцам и в современных женских зонах, по-прежнему, отношение самое негативное.Обряд «опускания» в женских тюрьмах тоже имел место.

Такую женщину, сговорившись заранее, ловили всей камерой, прижав в углу, который плохо просматривается из глазка, затыкали рот и брили налысо. Поскольку та вырывалась, то голова у нее оказывалась в порезах. Даже если надзиратели замечали возню в камере и пресекали расправу, на голове у женщины все равно оставалась одна или две дорожки.

В некоторых зонах, после того, как виновную побрили, все обитательницы камеры по очереди справляли на нее малую нужду. От лагеря к лагерю этот ритуал сильно различался.Иногда зэчки устраивали сокамернице изощренные издевательства, макали головой в унитаз, или обмакивали туда зубную щетку, после чего заставляли чистить ею зубы.Однако статус опущенной в женских колониях никак не был связан с гомосексуальностью.Гомосексуальные связи в женских зонах и тюрьмах, в отличие от мужских тюрем и лагерей, никогда не считались чем-то, что роняет достоинство одной из зэчек.

В мужской колонии гомосексуальность это самая тяжкая провинность, заключенные вступающие в интимную связь в пассивной роли, это люди даже не второго, а пятого сорта. Их всячески игнорируют, с ними нельзя есть, пить, делить с ними что-либо.В женской колонии такого нет, жаждущие близости одинокие женщины создают пары и окружающие к этому относятся вполне нейтрально.Лесбийские пары в местах лишения свободы бывают двух видов.Одна категория называется «половинки». В такой категории обе девушки выглядят и ведут себя вполне по-женски, зачастую это первоходки, которым просто стало одиноко и захотелось тепла и близости.

Эти отношения больше напоминают дружбу с романтическим подтекстом.Вторая категория отношений возникает между так называемыми «коблом» и «ковырялкой». Коблом называют зечку, которая практически лишилась женских черт, и голосом, и манерами, и фигурой она похожа на мужчину, да так, что иной раз и не отличишь.

Такие коблы, оказавшись в камере, начинают искать себе пару. Завоевав партнершу, они ведут себя вполне по-мужски, защищают свою подружку, ревнуют ее, стараются баловать, а иногда и демонстрируют настоящий деспотизм.Естественно, что и роли у таких парочек строго распределены. Проблема кобла достать или купить чай, какие-то продукты, а вот ее подружка, которую называют ковырялкой, должна все это приготовить и накрыть на стол.Интимные отношения в женских колониях происходит по обоюдному согласию.

Лесбийские пары бывают очень прочными, иногда такие отношения длятся весь период заключения, а случается, что и сохраняются после освобождения.да 131 / -30 нетВаш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикацииОК Поделиться в социальных сетях: Отписаться от обсужденияПодписаться на обсужденияПопулярныеНовыеСтарыеПоказать ещё комментарии (43)

вчера, 22:04

Сначала ролик с песней Заречного. В тему статьи.https://youtu.be/MlbpCw2uPMYВ Telegram-канале Вячеслава Володина появилось предложение к читателям о выборе способа борьбы 12 62 вчера, 22:01

В Госдуму внесен законопроект об ужесточении уголовной ответственности за совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия.Авторами 0 9 вчера, 18:54

В Госдуму внесен законопроект об ужесточении уголовной ответственности за совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия.Согласно 1 24 вчера, 14:05

Источник: gazeta.ru (оригинал)Мосгорсуд отправил в колонию на 20 лет доцента кафедры МАИ Алексея Воробьева по обвинению в госизмене. Об этом сообщает РИА «Новости» со ссылкой на пресс-службу .

0 3 вчера, 13:02

Доброго дня, уважаемые читатели и посетители сайта!В своей статье я расскажу Вам о мерах ответственности за нарушение нормативно-правовых актов для физических лиц, в 1 31 вчера, 03:06

Лишь малая часть заемщиков пытаются решить вопрос собственной неплатежеспособности с банком. И не все банки, активно рекламирующие свои кредитные программы, готовы идти навстречу 1 86 позавчера, 20:40

0 31 позавчера, 15:25

Источник: gazeta.ru (оригинал)Московский гарнизонный военный суд приговорил подполковника Федеральной службы безопасности (ФСБ) в отставке Кирилла Черкалина к семи годам колонии строгого режима . 0 7 позавчера, 10:25

Источник: gazeta.ru (оригинал)Федеральная служба безопасности задержала в Севастополе гражданина России, передававшего Украине сведения о деятельности Черноморского флота.

Об этом сообщает РИА . 0 4 позавчера, 10:10

Целью процедуры банкротства является удовлетворение требования кредиторов (если имеются у должника денежные средства и имущество) или списание задолженности должника перед кредиторами.

Но на . 1 39 21.04.2021, 16:19

Жизненные истории порой бывают покруче самых закрученных киносюжетов… Представьте себе такую ситуацию:Суть делаОбычная среднестатистическая семья: ему и ей по 40 лет, в законном браке 1 59 21.04.2021, 11:25

Год: 2022 (1 сезон), РоссияЖанр: детектив, драмаРежиссер: Леонид БелозоровичСценарий: Олег Бабицкий, Павел ГельманПродюсер: 0 24 20.04.2021, 17:48

Тунис – одна из самых привлекательных стран для отдыха. Сравнительно небольшие цены на проживание, прекрасный климат, а так же чистые пляжи делают это место благоприятным для семейного отпуска. Именно 0 139 20.04.2021, 17:21

Суды в минувшем году постановили изъять у чиновников незаконно нажитого 10 51 20.04.2021, 11:52

Друзья!Как пишет издание РАПСИ, Верховный суд РФ изучил дело москвички, осуждённой за незаконный оборот наркотических средств и подделку документов.

В кассационной жалобе обвиняемая, среди прочих .

0 16 Сейчас читают публикациюЮристов онлайн Вопросов за суткиВопросов без ответовПодписаться на уведомленияМобильноеприложениеМы в соц. сетях

© 2000-2022 Юридическая социальная сеть 9111.ru *Ответ на вопрос за 5 минут гарантируется авторам VIP-вопросов.

МоскваКомсомольский пр., д. 7Санкт-Петербургнаб.

р. Фонтанки, д. 59Екатеринбург:Нижний Новгород:Ростов-на-Дону:Казань:Челябинск:Администратор печатает сообщение

«Это было очень похоже на концлагерь» Условия в женских зонах в России тяжелее, чем в мужских.

Как женщин-заключенных бьют и унижают, чтобы заставить работать, — на примере мордовской ИК-14

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента ‍♂‍♂‍♂В 2013 году участница группы Pussy Riot Надежда Толоконникова, отбывавшая наказание в мордовской исправительной колонии № 14 за панк-молебен в храме Христа Спасителя, голодовку, чтобы привлечь внимание к использованию в колонии рабского труда. Она , что заключенные вынуждены были по ночам работать на швейной фабрике, их били и заставляли часами находиться на холоде.

Ситуация не менялась до декабря 2018 года, когда скрытая проверка ФСИН подтвердила факты использования рабского труда, после чего начальника колонии Юрия Куприянова . Против него уголовное дело о превышении полномочий. Специальный корреспондент «Медузы» Павел Мерзликин поговорил с бывшей заключенной Юлией Шиндовой, которая проработала на швейной фабрике в ИК-14 шесть лет и освободилась в середине августа 2022 года.— Как вы оказались в колонии?— Я жила в небольшом провинциальном городе в Саратовской области, работала поваром в кафе — жила обычно, как все люди.В колонии оказалась по первой части 105-й статьи.

Получилось так: в ноябре 2012-го я была в гостях, на меня с ножом кинулся знакомый мужчина.

Я пыталась защититься, и получилось так, что превысила пределы самообороны. Наш «гуманный» суд посчитал, что это было умышленное убийство.

Осудили на семь лет и отправили в Мордовию в ИК-14.До приговора я была в СИЗО в Саратове. В колонию прибыла в июне 2013 года. Сразу же, когда я еще была на карантине, к нам приходили осужденные — бригадиры, мастера на производстве и так далее.

Они узнавали статью, срок, болеем ли мы чем-то, есть ВИЧ или нет. В зависимости от этого они отбирали себе людей — кого-то на швейное производство, кого-то в пищеблок.Изначально мне предложили пойти в столовую.

Я отказалась, так как нам рассказывали, что там нужно будет тяжело работать, таскать баки по 50 литров на себе, надрывать организм. Это было не по мне, и я дала понять, что пойду на швейное производство. Я не знала, какие там условия. Думала, что приходишь, сидишь спокойно и уходишь. Если бы знала, как все на самом деле, то, думаю, выбрала бы столовую.
Если бы знала, как все на самом деле, то, думаю, выбрала бы столовую.

Оказалось, что швейная фабрика — это самое тяжелое, а столовая — как отдельное государство [в колонии].— Какими были первые дни в колонии?— После карантина мы вышли на комиссию по распределению, там нам сказали бригаду и отряд, в котором будем работать, и на следующий день мы уже вышли на производство.Наиболее странным в первые дни были отношения между администрацией и осужденными. Осужденных постоянно оскорбляли. Администрация могла подойти к новенькому, дать подзатыльник, пощечину, и чем дальше, тем хлеще.

Из-за одного человека [не выполнившего план или совершившего нарушение] могли наказать весь отряд. Мы часами стояли на морозе или жаре.

Девки повалом ложились на плацу [от жары].Сами осужденные очень разные.

Кто-то нормальный, кто-то считает себя выше других. Конфликтов достаточно было. Но все они тоже были согласованы с администрацией — осужденные получали разрешение на какие-то действия, чтобы не сидеть в ШИЗО лишний раз.— Как устроена женская зона с точки зрения бытовых условий?— Это бараки.

В основном двухэтажные, был один трехэтажный. На каждом этаже по три секции — от 16 до 22 человек.

Койки одноярусные. Если людей в секции больше, то кровати просто сдвигают и добавляют еще одну.В баню водили раз в неделю — и то если нет перебоев с водой, которые случались частенько.

Были такие проблемы, что некоторые осужденные не могли месяцами в баню попасть.Из условий еще был магазин. Раньше в него можно было попасть, но никакого выбора из товаров там не было. С недавних пор выбор появился, но теперь туда не попасть.

Магазин работает по будням и по воскресеньям. В воскресенье туда идет вся колония, и очередь отстоять нереально. А по будням с производства не уйти. При этом цены там выше, чем на воле. На воле дешевенькие сигареты можно купить за 60 рублей, там они стоят 100–110.— Вы пересекались там с Надеждой Толоконниковой?— Да, мы знакомы, но не общались.
На воле дешевенькие сигареты можно купить за 60 рублей, там они стоят 100–110.— Вы пересекались там с Надеждой Толоконниковой?— Да, мы знакомы, но не общались. Я была в курсе ее дела и до того, как ее увидела.

Плюс в колонию из-за нее часто приезжали репортеры.— Как в колонии относились к ней? После того как Надежда рассказала о рабском труде в колонии, были отдельные заключенные, которые , что она врет.— Те, кто говорит, что она только пиарилась, это люди, которые очень близки к администрации [колонии]. Там распространены такие отношения.

Как им скажет администрация, так они и будут говорить. Возьмем ту же Хасис. Она неоднократно говорила, что Толоконникова только пиарится на других осужденных и нет смысла ее поддерживать. Но Хасис хорошо общается с администрацией, и сейчас у нее больше возможностей, чем у любой другой осужденной, — у нее даже есть доступ к компьютеру.

Ее статус выше любых других осужденных.— Как вы считаете, в чем отличие женской зоны от мужской?— На женской построже. У нас был общий режим, но условия были чуть ли не как на особом режиме. Администрация запрещала ходить по одному и даже по пять человек, участки зоны постоянно закрывались на ключ и так далее.

Администрации на осужденных абсолютно все равно.— Вы попали на швейное производство. С чего началась работа?— Сначала дают три дня на то, чтобы освоиться.

Привыкнуть к «мотору» [то есть швейной машинке], шить качественно.

За эти дни к тебе подойдут раза четыре — два раза посмотрят со стороны, еще два покажут еще раз, как шить.

При этом оборудование там очень старое — с 1970-х или 1980-х годов. Новое оборудование начали завозить только пару лет назад, да и то только по несколько «моторов».Через три дня ты должна уже работать как полноценная швея. Если человек не справляется с нормой выработки — не успевает или возникли проблемы с «мотором», — то его наказывают.

Отправляют на постоянные хозработы, гнобят, применяют силу. До рукоприкладства со стороны бригадиров тоже доходит. Тебя отводят в подсобное помещение и избивают.Но жаловаться администрации бесполезно.

Они тебя послушают, подойдут к человеку, который поднял на тебя руку, и скажут: если делаешь, делай это тихо. На этом все, никаких мер не будет.— Какие нормы выработки на день?— Нормы выработки спускают бригадирам начальники производства. Зимой это порядка 80 костюмов (куртка и штаны) в день, летом — примерно в два раза больше, потому что там одежда полегче, летнего образца.

При этом никого не волнует, если людей в бригаде стало меньше. Обычно в ней 40–50 человек, но люди вышли по УДО и вас стало 30, то шить вы все равно будете 150 летних костюмов.

Если начинаешь жаловаться, тебе говорят, что ты лезешь не в свое дело, а на следующий день на тебя составят рапорт.— По сколько часов вы работали?— Мы работали постоянно, буквально жили на производстве. Домой нас отпускали около часа ночи, еще час на помыться. Около двух мы ложились спать, а вставали без пятнадцати шесть.
Около двух мы ложились спать, а вставали без пятнадцати шесть.

Шли на зарядку и далее по распорядку дня.— Такие нагрузки были из-за того, что часть заказов отшивалась налево?— Да. Люди из администрации приносили нам ткань, говорили, сколько, чего и какого размера им нужно. И забирали они все это сами, а не как обычно, когда мы отшитую продукцию отдавали на склад.

На такие заказы нам тоже ставили максимально сжатые сроки.— Сколько вы прожили в таком графике?— Больше пяти лет.— У вас со здоровьем все в порядке?— В целом в принципе да. Если не считать больших проблем с венами на ноге, которой я жала на педаль.

Я не могла ходить, но в санчасти говорили: «Да ты просто работать не хочешь, никакого тебе обезболивающего.

Иди работай».Но были женщины, которые вообще не выдерживали. Была у нас женщина, которая тоже постоянно «жила» на этом производстве. В итоге у нее случился инсульт, ее отнесли в санчасть, где сотрудники ее просто положили на кушетку и ушли куда-то на 20 минут.

Только после этого начали осматривать ее, просить машину в больницу.

Ее привезли туда, и в реанимации она умерла.До этого у нее все было нормально. Просто наступил день, когда стало плохо, но ты не можешь никуда уйти с промзоны. Тебе надо шить, чтобы не было проблем.

Ведь как только ты сшил меньше положенного, со стороны администрации начинался пресс. Они выводили нас на улицу стоять — и не важно, какая была погода и как мы одеты. Могли заставить стоять на лютом морозе полураздетыми и в этой бумажной обуви, которую там выдавали.— Как сами женщины относились к таким условиям?— Поговорить об этом можно друг с другом, но обсуждают это процентов 15, не больше.

В основном они страдают, но молчат.

Боятся наказания, боятся, что их никто не поддержит. Я постоянно слышала от осужденных, что нет смысла ничего говорить. Ничего не изменится, только УДО вам запорют.— Были ли среди сотрудников какие-то люди, которые помогали заключенным и относились нормально?— Были, но единицы.

Например, была младший инспектор, про которую я вообще ничего плохого не могу сказать. Был момент, когда меня зимой закрыли в ШИЗО на 11 суток — меня отправили, потому что я всегда была за справедливость и пыталась что-то доказать администрации. Я никогда не умела молчать, постоянно спорила с ними.В ШИЗО, кроме платьица и сланцев, на тебе нет ничего — а там абсолютный холод, лавки пристегнуты к стенам и так далее.

Даже на носки нужно спрашивать разрешение начальства.

Ко мне в ШИЗО пришел [начальник колонии Юрий] Куприянов, я начала его просить разрешить мне взять носки. На что он говорит: «А что, ты замерзла? Ну посиди, я попозже приду». Пришел он спустя три дня.

За эти три дня я стала там чуть ли не синяя уже, но младший инспектор помогла мне. Без какого-то разрешения руководства принесла мне носки.

Это было уже что-то.— Из этого и других свидетельств заключенных складывается впечатление, что Куприянов и большинство работников администрации — садисты. Это так?— Не знаю. Я всегда говорила им, что они самоутверждаются за счет слабых людей. Пользуются своей властью. Тот же Куприянов постоянно словесно унижал осужденных.

Говорил, что он хозяин зоны и он будет решать, что и как здесь будет.В целом все это было очень похоже на концлагерь. Хотя это была женская колония общего режима.— Как бы вы описали Куприянова как человека?— Он семейный человек, у него есть жена и сын. Жена пару раз заходила в зону, но совсем ненадолго.

Как человек в колонии он проявлял себя только с теми осужденными, которые сдавали администрации других заключенных.

С ними он вел себя лояльно. С остальными он вел себя иначе. Применял силу. Например, на моих глазах он избил девушку из Московской области, которая позволила себе как-то повысить голос в ответ на его крики на дисциплинарной комиссии.Доходило до того, что в зоне лично Куприянов и еще один сотрудник администрации котят. В колонии есть кошки, они там плодятся.

Не знаю, что за неприязнь к животным у администрации, но время от времени они отдавали заключенным распоряжение поймать по одной-две кошки на отряд.

Потом они завязывали кошек в пакеты, открывали топку в кочегарке и кидали туда живых кошек.

Мне кажется, это уже какое-то психическое заболевание.

Для меня это садизм. Это ужасно.— После того как Надежда Толоконникова в 2013 году рассказала о рабском труде в колонии, условия как-то изменились?— Нет. Было какое-то затишье на несколько дней, пока ходили с проверками, но потом все было по-прежнему. Это был непрекращающийся круговорот.

Прекратилось это только в конце 2018 года, когда появилось дело против Куприянова.— Вы понимаете, почему оно появилось сейчас?— Мне кажется, сейчас просто уже достаточно много свидетельств об этом. Если раньше говорила одна Толоконникова, то сейчас уже несколько девочек заявляют об этом. Все рассказывают, что знают. Ведь нет смысла держать это в себе.

Нельзя просто забыть, ведь там остались нормальные девчата. На швейной фабрике работает порядка 200 человек.— Как вам кажется, швейная фабрика была для Куприянова способом заработать?— Да, для администрации это был способ увеличить свой личный бюджет, заключенным платили по несколько сотен [рублей] в месяц. У меня никогда не было сомнений, что они хотят заработать на левых заказах.

А к женщинам относились просто как к рабочей силе.Не могу сказать, что Куприянов — богатый человек, но он все-таки сделал себе неплохой достаток за все эти годы.— В конце 2018-го его сняли с должности. Он действительно ушел с зоны?— Да, когда начались проверки, пошли разговоры об уголовном деле, он появлялся в колонии только пару раз.

В последний раз ему даже стало плохо с сердцем, ему скорую помощь вызывали.

Слава богу, в колонии его больше нет.— Что изменилось в колонии с его уходом?— В цеху поставили видеокамеры. Ночных смен не стало. В последнее время мы работали с утра и до 17:00. Это гораздо проще и лучше. Переработок не стало, но работали мы на той же скорости, что и раньше.

Бригадиры до сих пор могут побить. Правда, уже не так, как раньше, — не до крови и серьезных последствий.Конечно, все стало проще.

Но нужно учесть, что в колонии полностью поменялось руководство. И у каждого свои заморочки. Сейчас придираются к каждой мелочи.

Администрация объясняет это тем, что сейчас много людей ушло из колонии по УДО и некому работать [на производстве]. «Посидят, ничего страшного», — сказали.— Что было самым трудным за все годы в колонии?— Именно работа. Выдержать вот это все. Мы ведь действительно жили на промзоне, могли даже не выходить на ужин.

Выдержать вот это все. Мы ведь действительно жили на промзоне, могли даже не выходить на ужин.

В барак мы приходили тупо поспать несколько часов.— Как прошли последние дни?— Последние три дня я уже не работала. В последний день мы посидели с друзьями по отряду с чаем и конфетами.— Сейчас вы планируете участвовать в уголовном деле против Куприянова, начали сотрудничать с «Зоной права» — уже обратились с ходатайством о выдаче документов по делу.— Да, я уже написала, чтобы меня признали потерпевшей по делу.

Может это глупо звучать, но я всегда за справедливость и хочу рассказать, как все было.

То, как он обращался с женщинами… Мы не мужики. С нами не надо так. Мы — женщины. Это тяжело.Я никому не желала бы зла, но хотела бы, чтобы ему дали реальный срок.

Чтобы он несколько лет прочувствовал все на своей шкуре. Чтобы все понял. Одно дело быть главным над осужденным, а другое — стать самим осужденным.Но я не уверена, что это произойдет. Не знаю, как собирали материалы против него.

Когда я еще там была, в колонию приезжали и СК по Мордовии, и другие ведомства. Но все вопросы сотрудники задавали формально. Только чтобы показать, что они сделали свою работу.

Они не были заинтересованы в раскрытии дела, просто поговорили для процедуры.— А что вы планируете делать на воле, помимо участия в деле Куприянова?— Я переехала в Москву. Сейчас устраиваюсь на работу. На швейное производство. У меня уже привыкли руки к этому.

Ничего нового для меня не будет.Этот материал — часть «Голунов.

Сопротивление полицейскому произволу».

Мы рассказываем, , с преступлениями полицейских, .

Все новые материалы появляются в .Павел Мерзликин

  1. Напишите нам

Зечки рисуют свободу на стенах СИЗО № 5

Дожидаемся представителей УФСИН и вместе с ними отправляемся на территорию.

Для этого нужно миновать три проходных. На второй необходимо сдать сотовый телефон и оставить паспорт. Здесь теряется связь с внешним миром.

И даже с эпохой. Журналисту приходится работать по старинке: с блокнотом и фотоаппаратом.

На третьей проходной досматривают личные вещи с помощью металлоискателя.Наконец мы оказываемся на территории СИЗО. Создается впечатление, что вся окружающая действительность состоит из высоких оград, решеток и колючей проволоки, через которые едва проглядываются кирпичные корпуса казематов и хозяйственных построек.

Даже канализационные люки закрыты на замки. На одном из зданий красуется поздравительный плакат ко Дню победы. Сотрудники СИЗО говорят, что он висит здесь уже много лет.

Впрочем, как отмечают работники ФСИН и заключенные, время в таких местах течет иначе. На территории СИЗО то и дело лают собаки. Периодически откуда-то издалека доносятся нечленораздельные крики.

Нам объясняют, что это шумят соседи — пациенты психбольницы для невменяемых преступников.

Именно в таких учреждениях закрытого типа держат маньяков и людоедов. Например, в больнице на Арсенальной доживал свои последние дни известный каннибал-расчленитель Ильшат Кузиков, орудовавший в Московском районе в 1990-х.

Окна камер главного здания СИЗО выходят на тюремный забор.

Через решетку с улицы виднеются тюремные нары. Еще до недавнего времени забор был самой обычной частью периметра.

Однако Московский живописец — Игорь Сукманский, более известный под псевдонимом Гарри Зух, вместе с петербургским соавтором Катериной Русских нанесли на забор контуры лошадок, которых заключенные оживляют при помощи разноцветных красок.

Эти абстрактные скакуны в свое время прославили живописца, став его визитной карточкой.

Работы отличаются контрастными закрашенными плоскостями. Сам художник объясняет этот от прием так: «Для русской иконописи характерны большие закрашенные пространства. Это дает чувство глубины. Здесь мы попытались использовать такой прием.

Когда заключенные творят, они забывают о своих невзгодах, целиком отдавая себя искусству, отвлекаются от насущных проблем», — отметил Гарри Зух. Большинство женщин, находящихся в изоляторе, только ждут своего приговора. Но часть заключенных уже отбывает здесь наказание, работая в хозотряде.

Именно они и принимают участие в проекте. Одна из таких Татьяна Денисова.

До попадания в тюрьму она работала учительницей начальных классов. Теперь расписывает стену вместе со своей подругой по несчастью.

Женщина не рассказала, как она оказалась за решеткой, но поделилась своими планами на будущее.

«Мне до звонка осталось два с половиной года, — объясняет Татьяна. — Первый раз взяла кисть в руку, можно сказать. Никогда не увлекалась живописью, но сейчас втянулась. Вполне возможно, что продолжу эти заниматься на воле». На воле Татьяну ждут мать и сын. Женщина призналась, что очень скучает по своим близким и хочет увидеть их как можно скорее.
Женщина призналась, что очень скучает по своим близким и хочет увидеть их как можно скорее.

«Очень хочу встретиться со своим сыночком.

Как он там без меня? У меня есть шанс на условно-досрочное освобождение.

Я надеюсь, что это поможет мне быстрее оказаться на воле и вернуться к семье и нормальной жизни.

Хочу поздравить своих мать и сына с наступающем Новым годом. Очень по ним скучаю», — добавила Татьяна. Но это современное искусство.

А тем временем в корпусе, где содержат заключенных, открывалась выставка репродукций картин русского музея. Похожую, кстати, проводили в старых «Крестах» в 2014 году. Поднимаемся по веткой лестнице, пропахшей гнилью и сыростью, и попадаем во вполне опрятный коридор.

Именно здесь и разместили экспозицию.

Основной образ — женский потрет, за которым стоит непростая судьба героини каждого полотна. В экспозицию вошли репродукции работ Брюллова, Кустодиева, Петрова-Водкина, Дейнеки, Самохвалова и других прославленных живописцев.Организовало выставку Некоммерческое партнерство

«Общество духовно-патриотического и физического развития»

.

А помогли представитель союза православных предпринимателей, член попечительского совета СИЗО № 5 Владимир Митрофанов, заместитель директора Русского музея Анна Цветкова, а также искусствовед Ольга Антонова. «С момента открытия аналогичной выставки в «Крестах» прошло шесть лет. Теперь наконец-то получилось открыть здесь.

Это получилось благодаря президентскому гранту. Еще за помощь в организации хочется поблагодарить руководителя Православного центра духовного возрождения — Любовь Афанасьеву.

Но она сейчас на самоизоляции, поэтому не смогла приехать сюда сегодня», — рассказал Владимир Митрофанов, харизматичный мужчина в старомодном, но при этом весьма элегантном костюме.

Картины повесили между дверьми тюремных камер.

Интересно, сколько времени выделят подследственным и обвиняемым на знакомство с шедеврами русской живописи? Перед официальным открытием выставки в коридоре отслужили молебен. Затем перерезали красную ленточку.

«Многие заключенные никогда не были в музее. Возможно, познакомившись с репродукциями, они потянутся к искусству и захотят познакомиться с оригиналами после освобождения. Сейчас мы реализуем проект «Доступная среда».

Но это не только создание условий для людей с ограниченными возможностями в самом музее. Смысл заключается в том, чтобы дать возможность познакомиться с искусством тем, кто не может этого сделать по тем или иным причинам.

В это число входят и заключенные», — поделалась Анна Цветкова. Оказавшись «на свободе», мы решили позвонить Любови Афанасьевой, которая, как объяснил Владимир Митрофанов, не смогла поприсутствовать на мероприятиях в СИЗО. Эта добродушная и отзывчивая женщина уже несколько раз .

«Я помогала только с организацией в основном удаленно. Из-за пандемии стараюсь никуда не выходить. Но скажу следующее: можно сколько угодно проводить мероприятий в местах заключения, но от этого не будет никакого толку, если не будет самого важного: искусства и молитвы.

Они ведь взывают к душе человека. Были опасения, что из-за эпидемии у нас ничего не получится, но все сложилось удачно», — подытожила Любовь Афанасьева. Современное и классическое искусство медленно, но верно проникает в петербургские тюрьмы, поддерживая культурную связь заключенных с внешним миром.

Но затронет ли оно души преступников?

Мы полагаем, что не всех. Но все же для многих выставки и самостоятельное творчество станут лучиками света в темном царстве исправительных учреждениях. Автор: Поделиться

Как живут женщины в русской тюрьме. Репортаж из исправительной колонии

Пишет aleks070565 (aleks070565) 2017-06-03 16:36:00 aleks070565 aleks070565 2017-06-03 16:36:00

Категории:

  1. Криминал
  2. Россия
  3. Отменить
  4. Происшествия

Оригинал взят у 32 в

«От сумы, да от тюрьмы не зарекайся»»Тюрьма не выбирает, в нее и честные люди попадают»/Русские пословицы/.Большинство законопослушных граждан, ни разу не попадавших в СИЗО, колонию или тюрьму, тем не менее, имеют какое-то представление о жизни заключенных.

Формируется оно под воздействием фильмов, телепередач, газетных статей и рассказов побывавших «там» знакомых.Но насколько совпадают представления обывателей с действительностью? В каких условиях находятся осужденные женщины?

За какими занятиями проходят многочисленные дни тюремного заключения?Хотите узнать?

смотрите фоторепортаж из Исправительной колонии №2 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.ИК-2 — это женская колония общего режима. Находится она в Ленинградской области, в поселке Ульяновка, недалеко от города Тосно. Это единственная женская колония на Санкт-Петербург, Ленинградскую, Новгородскую и Псковскую области.Попадают сюда женщины, осужденные за любые преступления (в том числе тяжелые) в первый раз.

Так как для женщин не существует колоний строгого режима, как для мужчин. Больше всего осужденных по статье 228 — Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов.Так как колония общего режима, женщины живут тут в общежитиях.

Одно из них на заглавной фотографии.

Как видите, на окнах нет решеток. Причем окна обычного размера с открывающимися створками: нужно проветрить — без проблем!Все осужденные, при отсутствии противопоказаний, по закону должны работать. В ИК-2 несколько производств.

Например, на швейном производстве шьется форма для МВД. А еще иногда на территории исправительных учреждений открывают производства коммерческие фирмы.

Арендуют помещения, завозят оборудование, предоставляют осужденным работу, платят зарплату.Из начисленной зарплаты вычитаются расходы на проживание, питание и т.п., остальное перечисляется на личные счета.

Деньги с личных счетов можно переводить близким или тратить в тюремном магазине.Работающие осужденные имеют право на ежегодный оплачиваемый отпуск — 12 рабочих дней. Отпуска предоставляются с выездом за пределы исправительного учреждения или без него.

Но отпуска с выездом предоставляются только по разрешению начальника колонии. Бывает это нечасто, только в исключительных случаях.

Как правило, отпуск женщины проводят прямо в колонии — в центре отпусков.Осужденным к лишению свободы предоставляются краткосрочные свидания продолжительностью четыре часа и длительные свидания продолжительностью трое суток на территории исправительного учреждения. В год может быть шесть краткосрочных свиданий и шесть длительных.Также осужденным к лишению свободы предоставляется право на телефонные разговоры. Продолжительность каждого разговора не должна превышать 15 минут.

Телефонные разговоры оплачиваются осужденными за счет собственных средств или за счет средств их родственников.1. Комната в общежитии с облегченными условиями содержания.

Даже телевизор на стене висит.Те осужденные, которые соблюдают распорядок дня, не нарушают режим содержания, работают, участвуют в самодеятельности, могут быть переведены с обычных условий содержания на облегченные.

2. В общежитиях живет множество котов.

Причем, все встреченные коты выглядели довольно сытыми и ухоженными.

3.

В свободное от работы время осужденные могут принимать участие в различных досуговых мероприятиях.

4. Это помещение — «прихожая» в одном из общежитий.

Осужденным дается возможность украсить интерьер на свой вкус.

5. Все сделано руками живущих здесь женщин.

6.

Еще один красавец.

7.

Коты — не единственные представители животного мира в общежитии.

8.

Тюремный магазин. Тут можно приобрести продукты, напитки, бытовую химию. Ассортимент побогаче, чем в некоторых сельских и дачных магазинах.

9.

Оплата производится с личного счета, никаких наличных денег, естественно.

Дебет с кредитом сводятся в этих карточках — магазин может функционировать даже без электричества!

10. А это комната в центре отпусков.

Деревянные кровати, картины на стенах. Похоже на недорогой санаторий.

11.

Тут же и кухня. Здесь можно приготовить еду самостоятельно, из купленных в магазине продуктов.

12.

Изюминка центра отпусков — сауна. Совсем маленькая, но тут это никого не смущает.

13.

Так как колония женская, тут организовано несколько творческих мастерских.Здесь, например, изготавливают карнавальные маски.

14. Участие добровольное, в свободное от работы время.

15.

16.

Помимо изготовления масок, женщины тут шьют кукол. Результат работы можно передать близким.

У многих на свободе остались дети, и это отличная возможность сделать своему ребенку подарок.

17.

18. В соседнем помещении пишут картины.

Обстановка очень творческая.

19.

20.

21. А эти куклы приобрели популярность и за стенами колонии.

Некоторые экземпляры вывозились на выставку в Музей кукол Санкт-Петербурга для участия в общем конкурсе.

22. Процесс изготовления довольно простой. Болванка обклеивается папье маше и покрывается краской.

Волосы используются настоящие, как правило, собственные, лицо рисуется.

Самое главное — это нарядное платье, вот тут и проявляется вся фантазия автора.

23.

24.

25. Руки лепятся в ручную (прошу прощения за каламбур).

А вот из чего их лепят?

26. Конечно же из хлеба.

27.

Если присмотреться вблизи, у всех кукол разные лица.

28. В интерьере спортзала решили использовать мотивы Древнего Египта.И опять телевизор на стене.

29. А это часовня, которую видно на заглавном фото.Батюшка приезжает раз в неделю из Тосно, проводит службу.

Желающие могут причаститься и исповедоваться.

30.

Одно из производств, на котором работают осужденные.

Оборудование современное, все процессы под программным управлением.

31. А это то, что получается на выходе. Будете в магазине миску для кошки покупать, а она здесь изготовлена.

32.

В Исправительной колонии № 2 можно не только работать, но и учиться.Прямо на территории колонии находится профессиональное училище.

33. Основная профессия, которую можно здесь получить — швея.

34. В училище несколько учебных классов.

35.

Женщины здесь не просто учатся, но и работают.Основная продукция — рабочая одежда, форма для МВД, МО и МЧС, медицинская одежда и постельное белье.

36.

Творческие работы.

37.

С недавнего времени в училище появилось обучение по новой профессии — маляр-отделочник.

Данный фоторепортаж подготовлен в рамках совместного проекта spbblog и УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.Если честно, в ИК-2 я увидел абсолютно не то, что ожидал. Начиная с отсутствия решеток на окнах и довольно неплохих условий содержания, и заканчивая разнообразными вариантами творческих занятий.

На мой непрофессиональный взгляд, тут созданы все условия для переосмысления своих поступков, получения новых профессиональных навыков и начала новой жизни. Метки: Преступное Подписаться

  1. А сажать-то некого!

    Россия достигла исторического минимума количества заключённых, а тюрьмы просто закрываются по причине своей ненужности – это не…

  2. Аферист Савин во Владивостоке и Харбине — круче, чем Остап Бендер. Имя международного преступника, отставного корнета Савина, известного также как граф де Тулуз-Лотрек, много лет не сходило с газетных страниц…
  3. О том, когда на Дальнем Востоке закончатся 90-е.