Насилуют на зоне

Насилуют на зоне

Исповедь заключенного: .дали тянуть спички: кто кого насиловать будет


Освободившийся из лагеря рассказал о нравах, царящих в российских «исправительных» учреждениях Освободившийся заключенный рассказал о нравах российских «исправительных» учреждений Одно дело, когда о беззаконии и садизме, царящих в Гулаге рассказывают с чужих слов правозащитники и совсем другое, когда своими впечатлениями о лагерной жизни делятся сами ее участники. Заметки совсем недавно вышедшего на волю заключенного, назвавшегося Сергеем сайт «Тюремный консультант» правозащитной организации «Русь Сидящая» У меня было 7 ходок, освободился в октябре (2017-го). Сидел во многих колониях. Лучшая — в Тульской области. Там человек не поймет вообще ничего — будет как у Христа за пазухой, все там есть.

Худшая — ИК-3 строгого режима во Владимирской области. Я попал туда перед самым освобождением, и пробыл две недели в карантине.

Еще когда мы были в СИЗО-1 во Владимире мне один человек показал на трех парнишек, и сказал к ним подойти, потому что у них может быть интересующая меня информация о том месте, куда меня везут.

Парнишки были оттуда (с ИК-3) . И вот я к ним — а они в сторону. я опять к ним — они от меня. Я им: “Ну расскажите, как то, как это.” Они в ответ “Приедешь — сам узнаешь”. А человек, который мне на них показал, стоит посмеивается. Потом объяснил: “Им скоро туда возвращаться. А если там узнают, что они тебе что-то рассказали, им там плохо будет”.
А если там узнают, что они тебе что-то рассказали, им там плохо будет”.

И вот нас привозят. Музыка играет какая-то симфоническая, все кругом чистенько, и все это настораживает человека, который не первый раз сидит, настораживает до гула в ушах. Такая чистота в таких местах напрягает. Вот нас обыскивают, и только мы переходим в штаб, начинаются крики: “Бегом!” Сотрудники надевают боксерские перчатки.

Били по ногам, в лоб — огромная шишка только недавно прошла. Когда потом узнали, что мне скоро освобождаться, спрашивали: “Что ты раньше не сказал, что тебе только две недели сидеть? Почему не сказал что ты “красный” (“красные” или на тюремном жаргоне “козлы” — заключенные работающие при администрации — ТК).

“Так у вас тут всех лупят” — отвечаю.

“Согласен, правда. Но должен был сказать что освобождаешься скоро”. Когда нас били, помню как один из этих наклонился ко мне и спросил: “Будешь насиловать того, кто с тобой приехал?” Я ответил “Нет” но думал, что шутит. Он мне — раз по почкам! — и моему соседу: “Будешь ты его насиловать?” Слышу, сосед говорит: “Да”.

Ну, думаю, все, приехали. Вот нас побили еще потом подходит ко мне “козел” (активист работающий на администрацию учреждения) и сообщает: “Тебя будет насиловать Грибан. Кто такой этот Грибан, мы так и не узнали, хотя я потом у всех спрашивал.

Но скоро я понял, что все это не шутки.

Двоих осужденных при нас с прогулки завели в коптерку.

Один из них провинился в том, что сломал иголку когда пришивал себе нагрудный знак. Другой забыл откинуть назад сиденье стула в актовом зале, когда с него встал. Я одного из них знал, и он мне потом рассказал, что там было: их завели вдвоем, дали тянуть спички, вроде как жребий: кто кого насиловать будет.

Вышли они оттуда в слезах. Оба. Все эти две недели карантина мы занимались зарядкой и тренировались кричать, чтобы достаточно громко отзываться на перекличке.

Вот называют они на перекличке фамилию: “Иванов!” Ты должен в ответ крикнуть “Иван Иванович!” причем так громко, как в последний раз.

И вот целый день занимаешься зарядкой или кричишь. Тренируешься. А зарядкой тоже не просто так занимаешься: вот нас пятеро было, надо было делать все синхронно, как караул на Красной площади. Не справишься — тебя выведут, поставят на растяжку и начнут лупить по ногам, по гениталиям, по почкам.

Передвижение по колонии — как у “пожизненных” — лицом вниз.

Если не понравилось как ты идешь — сразу по затылку.

Курить нельзя. Зато ты должен был выучить все 14 фамилий имен отчеств и званий начальства колонии. Весь карантин так было, все две недели: орали и прыгали.

Там лишнее слово не скажешь в карантине. Завхоз предупредил: “Если я что-то узнаю, .а я узнаю….” Вот нас 5 человек сидели в карантине, и веры никому нет.

Вопрос зададут — не знаешь, как к нему отнестись: как к провокации или как к вопросу от души. Но мне рассказывали, что карантин — еще полбеды. Там есть такой Отряд номер 8 — “адаптационный” — все то же самое, только ты можешь пробыть там неделю, а можешь год — и все это время каждый день надо орать и прыгать.

В день освобождения этот завхоз подошел ко мне: “Есть синяки на ногах?” — “Давай посмотрим”, — отвечаю. Поднимаю штанину. Он смотрит. “Давай я тебе тональничком замажу”.

Замазал. Потом уходит, возвращается, и объявляет: “Ты сегодня не освобождаешься, давай обратно матрас, пришивай нагрудный знак, ты остаешься”. Я ему: “Как??” Ну пошли разбираться.

Я потом понял, что специально он так сказал, чтобы я до начальства дошел. Там сотрудники начали выяснять, есть ли родные, какие планы, чем думаю заниматься. И говорят: “Ты понимаешь, жаловаться лучше не стоит.

Не стоит жаловаться в Москве”. Сергей (имя изменено)

Что делают с насильниками и педофилами на зоне?

Зона живет «по понятиям», и, согласно им, некоторые виды преступлений являются недопустимыми.

В частности, к ним относятся изнасилование и педофилия. Жизнь осужденных по этим статьям в колониях очень непроста. Они ежедневно вынуждены принимать издевательства и пытки сокамерников, которые применяют к ним те же методы насилия, что и они сами ранее применяли к своим жертвам.

Что в тюрьме делают с насильниками и педофилами, и есть ли для них спасение из этого ада – поговорим далее. Такие преступления по действующему законодательству отнесены к категории преступных деяний, совершенных против половой свободы и неприкосновенности. Ст. 131 УК РФ носит название «Изнасилование» и предусматривает ответственность за половой контакт с совершеннолетним партнером, против его желания, в виде лишения свободы на 3-6 лет.

Изнасилование несовершеннолетнего ребенка карается 15 годами лишения свободы, а малолетнего ребенка – 20 годами тюрьмы.

Когда изнасилование выступает самостоятельным видом преступления, оно носит неизгладимый след на психике ребенка или взрослой жертвы. Но, чаще всего, эпизоды насилия сопряжены с другими видами преступлений.

Чаще всего, это убийство. Пытаясь скрыть улики, после изнасилования преступники убивают своих жертв.

Как только приговор по делу насильника вступают в законную силу, они начинают готовиться к этапу.

Что ждет их в конце этого путешествия, когда сокамерники узнают особенности совершенного ими деяния, они точно не подозревают.

Итак, почему в тюрьме не любят насильников? В мире воровских законов насилие всегда признавалось не порядочным делом. Совсем другое – это кражи и убийства.

Они совершаются исключительно хладнокровно на основании определенных мотивов. А использование особой жесткости к своей жертве, совершение насилия над беззащитным человеком – это уже психическое отклонение.

Именно поэтому другие заключенные остерегаются таких вновь прибывших и вершат над ними свое правосудие.

До вынесения приговора по делам о насилии и педофилии в СИЗО таких подсудимых не трогают.

В колониях никто не любит ошибаться, и приступать к унижениям человека, который вовсе может быть не виновен, никто не торопится.

Поэтому пока идет судебное разбирательство, подсудимому-насильнику бояться нечего.

Существуют случаи, когда сокамерники или смотрящие знакомятся с приговором новичка и не верят изложенной в нем информации.

Но это случается крайне редко. Обычно факты насилия безоговорочно доказываются, и вина подсудимого становится не оспорима. Как только приговор по делу о насилии вступит в законную силу, осужденного начнут «опускать». Это может произойти даже в СИЗО, если он не успеет этапироваться. Но даже если успеет попасть в последний уходящий вагон поезда по этапу, то же самое будет ждать его уже в колонии.
Но даже если успеет попасть в последний уходящий вагон поезда по этапу, то же самое будет ждать его уже в колонии.

Утаить свою статью у него все равно не получится. Насильников в тюрьме, мягко говоря, не жалуют. Они автоматически пополняют ряды самой низшей касты – «опущенных».

Жизнь членов этой касты сильно отличается от жизни остальных осужденных. Как опускают таких новоприбывших в колонии? Основные особенности существования «опущенных» выглядят таким образом:

  1. Они исполняют самую неприятную работу: чистят туалеты, выносят парашу, работают кочегарами;
  2. У них своя особая посуда для питания и места для умывания;
  3. Их используют для различных сексуальных контактов.
  4. К ним запрещено прикасаться и рядом сидеть с кем-то из представителей низшей касты;
  5. Спят в специальном «петушином углу»;

У насильников и педофилов на зоне нет никаких прав.

Они всегда что-то должны или обязаны.

Когда по камере или коридору идет представитель другой касты, опущенные обязана уступить ему дорогу и прижаться к стенке. Осужденных по статье «Изнасилование» ждет на зоне сексуальное рабство.

Они будут регулярно исполнять роль любовников или проституток для всех тех, кто проявит в этом желание. Для того, чтобы насильник был официально причислен к касте «опущенных», необходимо его посвящение. Что конкретно происходит во время этой процедуры, расскажем далее.

Обычно посвящение в эту касту насильников проходит особо. Вся камера собирается для того, чтобы лицезреть собственными глазами это посвящение.

Обычно в качестве «опускания» осуществляется оральный или анальный контакт с таким осужденным. Иногда его заменяют просто действиями сексуального характера без самого полового контакта, например, проведение членом по лицу или что-то в этом роде. Еще как наказывают тех, кто насиловал людей на воле?

Одно из главных правил контакта с «опущенными»: не извергать биологические массы после сексуального контакта куда-либо, кроме самого «опущенного». То есть, запрещено каким-либо образом выпускать сперму в самой камере.

Это считается грубым нарушением порядка. С «опущенным» после сексуальной связи обязательно нужно расплатиться.

В качестве оплаты его труда используются сигареты, сгущенка, конфетка. Иногда «опущенные» становятся любовниками только одного партнера. Для этого, чаще всего, они выбирают более влиятельного зека, который защищает их от других арестантов.

По тюремным законам никто другой не может предлагать сексуальный контакт тому «опущенному», который уже занят.

Такие насильники неплохо устраиваются.

Они, как правило, вообще перестают работать, посвящая себя только удовлетворению сексуальных желаний своего «господина». На зоне «опущенные» получают женские имена. На воле нередко такие бывшие «опущенные» ведут обычную жизнь, заводят семьи и рожают детей. Но второй раз попав на зону, их прошлое со стопроцентной вероятностью всегда вскрывается.
Но второй раз попав на зону, их прошлое со стопроцентной вероятностью всегда вскрывается.

Педофилы на зоне считаются еще более унизительными личностями, чем обычные насильники. Почему в тюрьме не любят насильников детей однозначно не известно.

Вероятнее всего, дело заключается в том, что каждый из осужденных имеет своего ребенка, и свято чтит его свободу и неприкосновенность. Никому из них не хотелось бы, чтобы такой психически ненормальный человек воспользовался их ребенком. Но фактически, что делают с педофилами на зоне, что делают с ними в СИЗО?

У педофилов в тюрьме немного другая жизнь.

Это обусловлено тем, что они получают более строгое наказание, чем осужденные за обычные изнасилования совершеннолетних.

Итак, рассмотрим, как живут педофилы на зоне. Педофилы не живут в общих бараках, они отбывают срок в маленьких камерах. На самом деле, на 2022 год задача ФСИН заключается в том, чтобы максимально оградить педофилов от контакта с другими осужденными.

Оно и ясно, ведь для них один такой контакт может обернуться смертью. Если что-то не понравится смотрящему или другому осужденному в педофиле, его могут избить или даже убить.

Лишние смерти на зоне привлекают повышенное внимание к условиям содержания осужденных.

Руководству колоний это не нужно. Итак, жизнь педофила включает в себя следующие особенности:

  1. Один или два соседа в маленькой камере педофила – это всегда самые тихие и неконфликтные ребята;
  2. За деньги педофил может не только откупиться от вечных приставаний осужденных, но и купить смартфон, с помощью которого продолжит писать письма с сексуальным подтекстом маленьким девочкам и мальчикам.
  3. Педофилы не работают на тяжелом производстве, им предоставлены легкие режимы труда;

Некоторые из них вообще отбывают пожизненный срок за насилие над малолетними.

Как правило, это происходит тогда, когда наступила смерть ребенка.

В пожизненных тюрьмах педофилы сидят в одиночных камерах. Там никто для них не представляет опасности.

Однако, в СИЗО педофилам может достаться от сокамерников.

Но опять-таки, приступать к действиям арестанты начнут только после того, как вина педофила будет доказана. Если сам насильник признает себя виновным, то для начала издевательств даже не потребуется вступление приговора в силу.

Насильники и педофилы – это нездоровые люди, их общественная опасность достигает запредельных значений.

Несладко им живется и на зоне, и на воле. В тюрьме насильникам приходится служить в сексуальном рабстве, на воле их ненавидят всю оставшуюся жизнь.

Ко всему прочему, к большому сожалению, эти люди не чувствуют себя раскаявшимися, и вновь продолжают вынашивать в своей голове планы по растлению детей или насилию над женщинами.

Бесплатная юридическая консультация в регионах: 8-800-555-81-37 Свежие статьиРубрики Мы ВКонтакте ©2022 Уголовный эксперт

Что делают в тюрьме с насильниками?

В нашей стране не понаслышке знают ответ на подобный вопрос. Вообще тюремная тема всегда витает в воздухе еще со времен сталинских репрессий.

Однако, в этом вопросе нужно разобраться, чтобы избежать неправдоподобных слухов.

Статьи по теме:

Насильник – сленговое слово, определяющее человека, совершившего сексуальное или физическое насилие над другим человеком. Сюда относятся люди, применяющие насилие, как к совершеннолетним гражданам, так и к людям возраста старше восемнадцати лет.

Размер наказания зависит от тяжести преступления. Насилие определяют по 131-135 статьям Уголовного кодекса РФ.

По результатам суда человек может как получить штраф за административное нарушение, так и отправится в исправительную колонию – все зависит от обстоятельств, совершенных подсудимым.После поимки лица, совершившего преступление, его помещают в следственный изолятор (СИЗО), правила предусматривают для него отдельную камеру.

Но уже на этом этапе могут возникнуть трудности, зачастую так и бывает, что обвиняемого до решения суда помещают в общую камеру, где на него уже обращают пристальное внимание сокамерники. В таких ситуациях уже может вершиться над ним некий «самосуд».После того, как человеку дали меру наказания в срок отбывания в исправительном учреждении – начинается жизнь насильника за решеткой.Тюремная жизнь, как и любой социальный институт, имеет свои законы, по которым люди живут или выживают.

В таких ситуациях уже может вершиться над ним некий «самосуд».После того, как человеку дали меру наказания в срок отбывания в исправительном учреждении – начинается жизнь насильника за решеткой.Тюремная жизнь, как и любой социальный институт, имеет свои законы, по которым люди живут или выживают.

Рекомендуем прочесть:  Справка 128н образец заполнения

Они, зачастую, не писаные, и передаются из уст в уста, если можно так сказать. Кроме того, они могут быть зафиксированы в неких альбомах заключенных (своего рода – дембельские альбомы). А, как известно – материалы из таких «сборников» могут кочевать из альбома в альбом и далее по всей стране.В девяностых годах – пике, расцвете тюремной культуры и проникновению ее в массы – преступления типа «воровства» и «убийства» считались «чистыми».

Они не подразумевали издевательства над жертвой, эти люди были своего рода «чистильщиками» общества. Однако, везде есть отступления.А насильники, особенно – детские, считались «не людьми». К ним в камерах применяли как психологическую ломку и подчинение, так и сексуальное насилие с принуждением, дабы «охотник» оказался на месте «жертвы».Однако ближе к нашим годам правила несколько сместились.

Если виновный доказывал адекватность и справедливость своих действий по отношению к совершеннолетнему человеку – его не трогали. В опалу попадали педофилы и законченные маньяки, которые испытывали наслаждения от своих действий.

Им уже не давали спуску.Если человек попал в место лишения свободы за насилие над женщиной и смог доказать свою невиновность или правильность поступка (например, какой-либо шантаж со стороны супруги) – его могут перестать преследовать. Этот обвиняемый доказал, что может оставаться «мужиком».Если мужчина осужден сексуальные насилия над другими мужчинами – он автоматически становится общим любовником.

Причем, тут надо различать две категории – «опущенный» и «петух».«Опущенный» — это всеобщий или чей-то конкретный раб, который убирает за всеми (или за хозяином), может выполнять функции воспитательницы (кормить, укладывать спать, делать массаж), спит рядом с отхожим местом, ест только из своей посуды и никто к нему не прикасается и не здоровается за руку, иначе можно тоже стать «опущенным».«Петух» — это всеобщий или чей-то личный любовник. Причем, он может не выполнять функции раба, а служить только для утех. На зоне не смешивают отходы и сексуальные удовлетворения.Если человек попал на зону за издевательства над детьми, то здесь ему не помогут никакие оправдания и даже возможность откупиться (не редки случаи, когда себя оправдывали единым взносом или постоянной платой).

Такой человек автоматически будет считаться как нежилец.

И возможно даже не доживет до суда. Не редки случаи, когда подстраивали несчастные случаи на моменте так называемого этапа (транспортировка заключенного к месту лишения свободы).Однако бывали случаи, когда все-таки удавалось доказать свою невиновность.

К примеру – если человека соблазнила несовершеннолетняя, обманув, что ей уже исполнилось восемнадцать лет.Та же история случается и с маньяками, теми, кто испытывает удовольствие от нанесения повреждений. С этими людьми, как и с доказанными педофилами, не церемонятся.В нашем современном обществе тему педофилии очень легко поднять, в группу риска могут входить преподаватели и руководители детских секций и кружков. Им на пути может попасться неадекватная родительница, которая может усмотреть в его действия сексуальный подтекст, и тут уже дело за малым не станет.Однако говорить сейчас о реальных случаях и реальной жизни за решеткой невозможно со стопроцентной уверенностью.

Обычно истории из этой жизни приходят к нам в исправленном или искалеченном варианте, потому как голую правду никто не рассказывает.Первая«После того как меня осудили я попал в 147 камеру.

Это был «общак» в котором сидело около сорока человек.

Осужденных в тройники не сажают.

В этот же день в камеру посадили молодого парня, не старше 18 лет.

На вид ему было лет 13 вообще. Присудили ему десять лет. За то, что он якобы кого то изнасиловал.

На него свалилось внимание всех сидельцев этой камеры.

Ведь насильников в тюрьме не уважают. Но он явно был в сильном шоковом состоянии от своего приговора. На грани истерики.Смотрящий стал выяснять обстоятельства.

Надо было решать, куда определить паренька. Большая часть зеков сидящих за изнасилование переводятся в петухи, либо же становятся чертями.

Парень дал свой приговор на изучение. Очень кстати удивительно, авторитетные люди, не имеющие веры к мусорам, очень даже верят всяким официальным бумажкам, приговорам заключением и прочим.

Особенно, когда петуха в камере нет, а ласки хочется.Зависит, конечно, от адекватности смотрящих. Конкретно в этом случае дело явно было шито белыми нитками.

По бумажкам, он за два часа изнасиловал двух девушек. Дело было в подъезде шестнадцатиэтажки. Он пришел к знакомой, и вытащил ее и подругу в подъезд, и изнасиловал на лестничной клетке.

После в лифте, затем на чердаке, и даже на крыше дома.

Насилуя одну девушку, вторую он держал руками за ноги, чтобы не убежала, после он их менял, вторую имел, первую удерживал за ноги. Кончил, по описанию, не менее десятка раз.

Ну, сексуальный супер гигант прямо.Выглядел он не таким, как его представил прокурор. По его словам, девки решили его за что-то наказать.

С первой он встречался ранее, вторую даже не знал. Но потерпевшим поверили безоговорочно.

Опера запудрили ему мозги, и он наболтал много чего не надо.

И что на суде потом не говорили, как не тупили и путались девки, ничего не помогло.Если бы у парня были деньги, то в худшем случае получил бы условку, а может это дебильное дело и закрыли бы вообще. Но денег не было, родители нищие.В камере на него смотреть было поначалу больно, уж очень жалко он выглядел. На сходке постановили, что наказывать его не за что, и пусть живет, как сможет.Через какое-то время случилось чудо, и приговор отменили, и дали ему всего три года».Вторая«Скорее всего, слышали, что зеки делают в тюрьме с теми, кто совершил изнасилование?

А я лично видел это несколько раз в живую и скажу вам — не самое приятное зрелище.

Я сидел несколько раз, не очень долго. По началу, как только вы входите в камеру, по тюремным обычаям у вас узнают статью, по которой вы чалитесь. Если человек соврет о своей статье и об этом узнают остальные — ему не сдобровать.

Узнать об этом не сложно, у многих есть связи с начальником тюрьмы, начальником охраны и т.д. Такой случай произошел на моих глазах.В камеру подселили нового заключенного. Она соврал о своей статье сказав, что домушник, зная, что с ним сделают если узнают, что он сидит за изнасилование.

Это быстро все всплыло и его прямо в камере зарезали.

Еще один насильник сказал правду, наверное потому, что не знал о последствиях.Его моментально опустили и начали над ним издеваться. На следующий день его сделали петухом.

Его имела вся камера, кроме меня и еще нескольких заключенных. А тот и плакал и умолял, но ничего не сработало, они придерживались тюремных законов и тот, кто должен был стать петухом — стал им». Источники:

  1. Что делают в тюрьме с насильниками

Совет полезен?

Да Нет Статьи по теме:

Как насиловали и избивали заключенных иркутской ИК-15. Рассказ тувинского осужденного

© irkutskmedia.ru

18 Фев 2022, 14:42 Уроженец Тувы Эртине Монгуш был одним из заключенных ИК-15.

В апреле 2022 года в ней началась акция протеста из-за , ее жестоко подавили бойцы сводного отряда ГУФСИН. Осужденных, по словам Монгуша, раздели до трусов и бросили в автозаки.

10−11 апреля их вывезли в иркутское СИЗО-1 и ангарское СИЗО-6. Тувинец проекту «Гулагу.нет», что сразу по приезду в СИЗО-1 людей начали избивать местные «разработчики» — заключенные, которые могли применять насилие по указанию сотрудников ФСИН и следователей, чтобы добиться явок с повинной об организации бунта в колонии.

Эртине Монгуша и еще семь человек поместили в камеру №138. Там их сразу начали пытать 10 местных заключенных. Мужчин связали, им вставили в рот кляпы, а на голову надели мешки.

«Мы лежали под шконками, надевали мусорный пакет на голову, — вспоминает Монгуш. — Бывало, что на моих глазах кого-то дергали, чтоб явку с повинной писал, чтоб на кого-то что-то написал.

<…> Я не согласился, не буду писать ничего.

Начали бить, обливали водой, потом вытащили маленький провод». Тувинца пытали током, прикладывая к ногам подключенный к сети провод. Он рассказал, что слышал и крики из других камер: «Очень много таких ситуаций было».

«Встретили жестко, каждый день мочили. Ток всякий разный. <…> Там были [«разработчики»] Миха, Марченко Степан, Кот, Рыжий.

<…> [Пытали] за то, „чё ты жег промку [промзону], чё ты делал там“, чтобы я тоже написал явку с повинной», — добавил бывший заключенный.

Явки с повинной, по информации основателя «Гулагу.нет» Владимира Осечкина, должны были направлять в управление СК РФ по Иркутской области. Администрация изолятора также могла сотрудничать с оперативным управлением ГУФСИН и отделом «М» иркутского управления ФСБ, он. В таком режиме Монгуш и провел около двух недель.

Их развязывали только для того, чтобы покормить.

Сотрудники СИЗО, по словам мужчины, знали о пытках. Они приходили в камеру во время пыток: «Просто смотрели живой или не живой». «Дрищами, пидорами называли. По-человечески ни единого слова не услышишь там.

Там постоянно маты, просто не сидишь — постоянно тебя бьют: „Давай пиши явку с повинной, на кого-то показания давай“», — рассказал тувинец. Издевательства в камере №138, по словам Монгуша, продолжались около полутора месяцев, после этого его перевели в обычную камеру. 163479правозащитники рассказали, как пытают тувинских заключенных в иркутском СИЗО В ноябре 2022 года мужчину перевели в еще одну «пресс-хату» иркутского СИЗО — камеру №421.

Там были заключенные по кличкам Курбат, Фикса, Нос: «Почти всех из ИК-15 через эту хату прогоняли, кто там [в СИЗО-1] был в течение ноября-декабря.

Постоянно бить <…>, чтобы песни постоянно запевали, всякие издевательства в течение пяти суток, чтобы я сознался [в участии в бунте]». Кроме того, Монгуш успел побывать в камере №446 вместе с Кежиком Ондаром. Однажды сотрудник администрации зашел к нему и сказал «забрать» из коридора Ондара, который до этого побывал в одной из «пресс-хат».

«Я вышел, смотрю — Кежик сидит на продоле [корридор в тюрьме], не может стоять. Я его поднял, зашли в камеру, смотрю — у него уже жестко, на ноги не может вставать, в туалет сходить не может. Я ему помог, смотрю, там кишка торчит, вылезает — спрашиваю его, что с тобой делали, — рассказал Монгуш.

— <…> Он мне объяснял: бутылку там, кипятильник [засовывали в задний проход], всякие разные спецэффекты были у него». Во время разговора с правозащитниками Эртине Монгуш наряду с рассказами об избиении несколько раз употребил именно такое слово — «спецэффекты». «Самый главный был Курбат», — подчеркнул он.

Николай Курбатов, а также заключенные по фамилиям Непомнящих, Оленников и Славгородский, проходят подозреваемыми по уголовную делу об изнасиловании Кежика Ондара. Их обвиняют в причинении телесных повреждений

«в виде травматической перфорации прямой кишки, разлитого серозно-фиброзного перитонита, острой механической тонкокишечной непроходимости, ушиба мягких тканей передней поверхности грудной клетки, поясничной области слева, полового члена»

, говорится в постановлении следователя, часть которого опубликовали правозащитники. Заключенные, сотрудничавшие с администрацией, сначала сами насиловали Кежика Ондара, а потом использовали для этого бутылку, палку и электрический кипятильник, следует из постановления следователя.

Они принуждали Кежика Ондара написать явку с повинной в убийстве другого заключенного.

О происходящем знал, как минимум, младший инспектор СИЗО по фамилии Данчинов. Заключенный Кежик Ондар попал в больницу после пыток кипятильником, который взорвался в прямой кишке заключенного. Его заставляли дать нужные показания «о бунте», утверждали правозащитники.

О случае стало публично известно в декабре 2022 года, было возбуждено уголовное дело, но в ГУФСИН по Иркутской области утверждали, что мужчина пострадал в результате «конфликтной ситуации». Только 30 декабря стало известно об уголовном деле в связи с халатностью (ч.2 ст.

293 УК РФ) сотрудников СИЗО-1. В конце января Следственный комитет объявил о деле по пункту «в» ч.

3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий, совершенное с причинением тяжких последствий) в отношении одного из сотрудников изолятора.

Уже после возбуждения дела по факту изнасилования Ондара, Эртине Монгуша вызывали на опрос оперативники СИЗО-1. Они требовали, чтобы он дал плохую характеристику Кежику Ондару.

По словам Монгуша, это делалось, чтобы подать преступление как совершенное на почве личной неприязни, а не ради явки с повинной. Тувинец отказался. Кроме того, после возбуждения дела Эртине Монгуша вместе с частью других заключенных ИК-15 вернули в колонию.

С ними, по его словам, отправили и «разработчиков» из СИЗО. Там над ними продолжили издеваться.

Причем те, кто их пытал, пользовались привилегиями, в частности для них отдельно готовили еду, тогда как остальные ели «с общего котла».

«В шесть утра на мороз выйдешь, до одиннадцатого часа там стоишь, песни поешь»

, — рассказал Монгуш. Его и других заключенных запугивали на фоне того, что в регионе уже работала комиссия из московских проверяющих: «Когда комиссия приедет, разработчики сразу говорят: „Молча сидите, ничего не говорите.

Если спрашивать будут, скажите — всё хорошо.

Если что-нибудь скажете, они ведь уедут, а вы здесь останетесь — и чё с вами будет?“» «Говорили, сейчас куда-нибудь пойдешь, что-нибудь лишнее наговоришь — всё равно сюда придешь.

И будем тебя [избивать] до конца», — вспоминает Монгуш. Всего, по данным правозащитников, из колонии №15 после акции протеста в следственные изоляторы вывезли более 400 осужденных.

Некоторые из них уже о фактах пыток, официально известно о возбуждении двух уголовных дел, объединенных в одно производство: по пунктам «д», «е» ч.

2 ст. 117 УК РФ (истязание с применением с применением пытки; группой лиц, группой лиц по предварительному сговору) и по пункту «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия или с угрозой его применения).

Второе было возбуждено в отношении «неустановленных сотрудников» ФСИН из ИК-15, СИЗО-6 и СИЗО-1.

Рекомендуем прочесть:  Как определяется цена иска

В феврале стало известно об увольнении начальника иркутского СИЗО-1 Игоря Мокеева. Правозащитники утверждали, что он знал о пытках, более того, изнасилование кипятильником стали практиковать в «пресс-хатах» именно при нем.

pauer

Страна Крови Для взрослых Новости происшествий Нужна помощь?

← Назад к видео В тюрьме Венесуэлы насилуют насильника От в Драки и насилие Просмотров: 11957 12 ноября 2022, 13:35 Дело происходит в тюрьме Венесуэлы. Насильника бьют, засовывают в зад разные предметы и снова бьют.

В источнике сказано, что этот вновь прибывший заключённый, осужден за изнасилование домохозяйки и попытку изнасилования её маленькой дочери. 9 0 11 0 0 0 MrTapok, SMPS, Desmond и еще 16 других отреагировали на это Другие видео 00:00:31 Женщина таким образом встречает своего пьяного мужа

  1. Драки и насилие
  2. Лакомка
  3. 175
  4. 4
  5. 1

00:00:14 В Одессе водитель маршрутки и пассажир решили выяснить спор на кулаках

  1. 66
  2. 1
  3. 0
  4. Лакомка
  5. Драки и насилие

00:00:36 Получил достойный отпор

  1. Лакомка
  2. 4
  3. 4
  4. Драки и насилие
  5. 224

00:00:16 Начальница избивает подчиненных в магазине Nike в Екатеринбурге

  1. Лакомка
  2. Драки и насилие
  3. 271
  4. 3
  5. 6

00:03:14 Мошенником с кредитными картами занялись местные

  1. Драки и насилие
  2. 2
  3. 3
  4. 299
  5. Стас✧

00:00:58 Две китайские автоледи не справились с эмоциями

  1. 0
  2. 247
  3. Драки и насилие
  4. 4
  5. Стас✧

00:00:37 В Выборге две кассирши поймали воровку

  1. 332
  2. Драки и насилие
  3. Лакомка
  4. 2
  5. 1

Никогда не ввязывайся в драку с флэшем

  1. Драки и насилие
  2. 3
  3. 427
  4. Adem Brozac
  5. 0

00:00:45 Нигер оказал сопротивление двум полицейским

  1. 4
  2. Драки и насилие
  3. 346
  4. Лакомка
  5. 5

00:00:38 Сломал руку в уличной драке

  1. 1
  2. Драки и насилие
  3. Лакомка
  4. 366
  5. 5

00:01:00 Драка пара на пару

  1. 1
  2. Драки и насилие
  3. 2
  4. 286
  5. Лакомка

00:00:44 Избили, но оставили пивка для поднятия тонуса

  1. 0
  2. 341
  3. Драки и насилие
  4. Лакомка
  5. 4
Не удается загрузить содержимое. Обновите страницу и(или) обратитесь за помощью к администрации.

Адрес электронной почты защищен от спам-ботов.

Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Заключенный рассказал об изнасиловании в колонии.

На него завели уголовное дело

14.01.2019 участник ОВД-Инфо Гражданина Узбекистана Акмала Жонкулова отправили в ИК-2 Свердловской области отбывать наказание за грабеж.

Там он стал жертвой избиений и свидетелем изнасилования другого заключенного. Жонкулов пытался передать эту информацию ОНК, после чего на него завели уголовное дело по статье об оправдании терроризма (205.2 УК). Позже его осудили и добавили три года и четыре месяца срока. Акмал Жонкулов родился в крупном провинциальном городе Карши в Узбекистане, торговал на местном рынке.

Акмал Жонкулов родился в крупном провинциальном городе Карши в Узбекистане, торговал на местном рынке. Его злоключения начались с раздела дома, оставшегося в наследство от дедушки.

Наследниками были отец Жонкулова и его дядя, брат отца. В 2011 году отец Акмала умер, и дядя посчитал, что теперь дом достанется ему. Начались судебные тяжбы. Жонкулов считает, что дядя написал на него заявление в службу национальной безопасности Узбекистана: таким образом он хотел исключить оппонента из спора за дом.

Правоохранительные органы возбудили на Акмала четыре уголовных дела по статьям об участии в экстремистской организации, распространении материалов, угрожающих общественной безопасности, посягательстве на конституционный строй и нелегальном пересечении границы. По мнению властей, Жонкулов имел отношение к запрещенной «Исламской партии Туркестана».

Опасаясь ареста и насилия со стороны силовиков, Акмал уехал в Россию.

Каршинский отдел внутренних дел объявил его в розыск. В постановлении суда о заочном аресте сказано, что общаясь с соотечественниками в России Жонкулов критиковал власти Узбекистана, призывал к вооруженной борьбе против них и организовывал выезд граждан Узбекистана в подготовительные лагеря «Исламской партии» в Пакистане. — Ничего подобного я не делал, — говорит Жонкулов.

— Не состоял в политических партиях, экстремистских организациях, незаконных объединениях и религиозных группах ваххабитского толка. Я верующий в традиционный ислам и никаких течений не признаю. Я не сильно религиозный человек.

Намаз стал читать после смерти отца. Спиртное выпиваю по праздникам.

На религиозные праздники никогда не ходил в мечеть.

Ездил туда, чтобы что-то купить. Пост никогда не соблюдаю, не готов пока.

По словам Жонкулова, после переезда он поселился в подмосковном Реутове и неофициально устроился на работу.

Но в феврале 2013 года его задержали сотрудники Центра по противодействию экстремизму. Узбекские коллеги запросили экстрадицию Жонкулова, его поместили в СИЗО.

В дело вошли юристы «Гражданского содействия» — они стали добиваться предоставления Жонкулову статуса беженца.

Адвокат Ирина Бирюкова, защищавшая тогда Жонкулова, в суде указывала на позицию ООН по поводу выдачи в Узбекистан. Из-за угрозы пыток ЕСПЧ советует не экстрадировать в Узбекистан фигурантов дел, связанных с религиозными и оппозиционными организациями.

В итоге суд отказался выдать Жонкулова. Тогда правоохранительные органы попытались запустить процесс выдворения, составив на него административный протокол по ст 18.8 КоАП (нарушение миграционного законодательства).

Но документы были составлены с ошибками, и Подольский городской суд вернул материалы в полицию. Так как действующего постановления о задержании или аресте не было, Жонкулов просто ушел из здания суда. Однако риск высылки сохранялся.

Жонкулов рассказывает, что осознанно пошел на преступление, чтобы спрятаться от узбекских властей. Он надеялся, что в российской тюрьме хотя бы какое-то время окажется вне зоны досягаемости узбекских спецслужб.

24 июля 2014 года Реутовский городской суд приговорил Жонкулова к четырем годам и шести месяцам лишения свободы по обвинению в грабеже (часть 2 статьи 161 УК).

В приговоре говорится, что Жонкулов напал сначала на мужчину, а потом — на женщину и отобрал у них планшет, телефоны и сумку. В обоих случаях он, если верить следствию, избивал потерпевших. Сначала Жонкулова отправили отбывать наказание в ИК-4 Республики Тыва.

В апреле 2015 года его перевели в ИК-2 в Екатеринбурге.

— Сразу после приезда в ИК-2 меня стали бить другие осужденные, так называемые «козлы» и «завхоз» — рассказывает Жонкулов. — Они били меня за то, что я сказал, что я по жизни «мужик».

Они сказали, что зона «красная» и все должны быть «красными». Били меня 30 минут ногами и руками, я потерял сознание. В тот же день меня закрыли в ШИЗО (штрафной изолятор — ОВД-Инфо).

Почему — сотрудники ИК не объясняли.

Со слов других заключенных, все в этой колонии проходят через такие избиения.

По словам Жонкулова, сами сотрудники ФСИН физическое насилие не применяли — только угрожали, что его изобьют «козлы».

С мая по октябрь 2015 года осужденные отряда № 12 не реже одного раза в три дня избивали его руками и ногами. Из-за этого у него начались проблемы со здоровьем. В октябре Жонкулова перевели в отряд № 10, где были тяжелобольные и люди с инвалидностью.

Как рассказывает Жонкулов, завхоз этого отряда Константин Лежнин тоже стал бить его.

Акмал позвонил в Москву сотруднице «Гражданского содействия» Елене Буртиной, которую знал с 2013 года.

Через некоторое время в ИК-2 приехал мужчина, представившийся правозащитником.

Встреча с ним проходила в присутствии сотрудников ИК, поэтому Жонкулов не смог напрямую сообщить об избиениях, но сказал, что его содержат в нечеловеческих условиях.

После этого до мая 2016-го Акмала не трогали. В мае в отряде сменился завхоз. По словам Жонкулова, новый завхоз Степан Какалов стал вымогать у осужденных продукты и деньги, угрожая им или применяя силу.

Жонкулов пробовал вмешиваться, из-за чего Какалов обещал его изнасиловать. — В конце 2016 года осужденный Евгений Стихин изнасиловал одного из «активистов», работавших на Какалова.

После этого я обратился в ОНК (Общественная наблюдательная комиссия — ОВД-Инфо) по номеру телефона, который висел в отряде. Мне ответил Ашурбек Манасов, я рассказал ему об изнасиловании.

Кроме меня, к Манасову обратился заключенный из 4-го отряда Жасур Сафаров. Он жаловался, что Какалов пообещал помочь с переводом на облегченные условия содержания за деньги, но так и не выполнил обещание.

Деньги Какалов Сафарову не вернул, более того — угрожал расправой. После обращения к Манасову меня и Сафарова перевели в отряд № 8.

С октября 2017 года меня стали снова регулярно бить.

Как пояснил завхоз отряда № 8 Андрей Ложков, на это было указание администрации.

Жонкулова изолировали от других осужденных, не позволяя ни с кем разговаривать. Били только руками и ногами без использования предметов.

В январе 2018 года Акмала отправили в ШИЗО колонии под предлогом того, что он кого-то оскорбил. Там его тоже били. Вскоре Жонкулов узнал, что на него возбуждено уголовное дело по статье об оправдании терроризма (205.2 УК) По словам Жонкулова, в материалах дела говорится, что он в разговоре со своим соотечественником на узбекском языке оправдывал действия террористов.

Этому якобы стали свидетелями четверо русских осужденных и один узбек.

Показания заключенных и легли в основу дела.

Узбек, который слышал слова Жонкулова, осужден на большой срок и запуган активистами колонии. Четверо других свидетелей имеют статус «опущенных» и во всем подчиняются воле завхоза. Жонкулов рассказывает, что свидетелей допросили через семь месяцев после разговора, в котором он якобы оправдывал терроризм.

Все показания идентичны и сделаны будто под копирку. После визита сотрудника ФСБ, который рассказал о возбуждении дела, Жонкулова снова стали избивать, склоняя признать вину. По словам Акмала, активисты били его не меньше пяти раз в день, ни от кого не скрываясь — в том числе, в комнатах с видеокамерами.

В июле после очередного избиения активисты сказали, что изнасилуют Жонкулова и затем помочатся на него. Тогда он признал вину и пошел на особый порядок рассмотрения дела в суде, но после начала судебного процесса отказался от признаний.Жонкулова приговорили к трем годам и шести месяцам лишения свободы. Он написал апелляцию и сейчас ожидает, когда ее рассмотрит Приволжский окружной военный суд.

По словам юриста Межрегионального центра прав человека Ларисы Захаровой, которая была членом ОНК Свердловской области в 2013–2016 годах, ИК-2 имеет славу пыточной. Внутри колонии действует изолятор для подследственных — ПФРСИ (помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора). Раньше туда привозили заключенных «на ломку» — для того, чтобы они признали вину.

Сейчас в ПФРСИ сидят бывшие сотрудники правоохранительных органов или криминальные авторитеты, которых отправляют сюда, чтобы изолировать от тюремного мира. По словам Захаровой, обычно об издевательствах и насилии заявляли заключенные, которых привезли в ИК-2 недавно и которым происходящее здесь было непривычно.

— Они рассказывали, что им угрожали изнасилованием, активисты склоняли подписать соглашение о сотрудничестве с администрацией, били. Много рассказывали про «карантин». Это же колония общего режима для впервые осужденных.

И когда туда приезжали новые заключенные», над ними сразу же начиналась работа.

Пытали, избивали. Объясняли, что нужно платить, чтобы тебя не били. Есть так называемая «грядка». Ты сидишь в комнате воспитательной работы, на «грядке»: сидишь, руки на коленях, голова опущена, прижимаешь подбородком листочек бумаги к коленям так, чтобы не упал.

Нельзя поворачивать голову направо или налево — будешь избит.

Выйти в туалет — три тысячи рублей. Выйти на улицу покурить — пять тысяч рублей. Тогда расценки были такие. За все человеческие условия нужно платить.

В 2012 году Захарова оказывала юридическую поддержку заключенному Виталию Князеву, который сидел как раз в ПФРСИ в ИК-2. Его отправили отбывать наказание в Свердловскую область, и он все время попадал в колонии с очень плохими условиями содержания, где заключенных били.

Князев жаловался на это, и в конце концов, по словам Захаровой, так надоел ФСИН, что его решили отправить в ИК-2.

Там его стали запугивать. Находясь в камере изолятора, Князев слышал явные звуки извращенного изнасилования, которое происходило где-то около двери в камеру-либо это была звуковая имитация. Жаловаться он не перестал, и ему обожгли ноги кипятком, чтобы запугать еще больше.

Захарова добивалась возбуждения уголовного дела, но врач колонии дал заключение, что это не ожоги, а воспаление кожи. — В декабре 2012 года на меня саму в ИК-2 напали активисты, — рассказывает Захарова.

— Я пришла обсудить с подзащитным какие-то жалобы.

После окончания встречи заключенные, работающие на администрацию, завели меня в другой кабинет и закрыли там. Они стали угрожать, что изнасилуют меня, я кричала, отбивалась и слышала, что Князев тоже кричит, пытается прорваться ко мне и помочь, но его держат активисты. Сотрудников колонии не было. Документы на вызов подзащитного для встречи у меня взял заключенный, и привели его потом заключенные.

Это было спланировано, чтобы меня напугать и чтобы я перестала писать жалобы на происходящее в ИК-2. Потом «активисты» писали объяснения, что я якобы оказываю Князеву сексуальные услуги. В 2015 году в ИК-2 21-летнего заключенного Антона Штерна.

Он не смог выплатить ежемесячный платеж активистам, за что его жестоко избили.

Он скончался от травм. По этому делу на сроки до 15 лет лишения свободы осудили четверых активистов колонии.

А в ноябре 2017 года бывшего начальника оперативного отдела ИК-2 Михаила Белоусова к шести с половиной годам за превышение должностных полномочий (статья 286 УК), фактически — за организацию системы пыток. По версии обвинения, Белоусов давал указания заключенным-активистам применять насилие к другим заключенным, если те не подчинялись их требованиям. Кроме того, с помощью избиений заместитель начальника колонии добивался от осужденных явок с повинной по различным преступлениям.

Вместе с Белоусовым осудили и нескольких активистов.

— После уголовных дел, смены руководства колонии и прихода на пост начальника Дмитрия Чурикова издевательства стали более завуалированные, — говорит Захарова. — Если они видели человека на карантине, которого возмущало насилие, его сразу же отделяли от общей массы, помещали в ШИЗО и ограждали таким образом от остальных. Через какое-то время Чурикова перевели в Ульяновскую область, и сейчас уже оттуда начали поступать обращения о пытках и сексуальном насилии в зонах.

По словам юристки, раньше она не слышала о делах, связанных с терроризмом или экстремизмом, в ИК-2. Однако таких дел много, например, в другой колонии Свердловской области — ИК-5. Там свидетелями тоже становятся активисты и люди, сильно зависящие от них.

О пытках и избиениях в ИК-2 в последнее время тоже не слышно, но правозащитники считают, что из этого нельзя сделать вывод об их отсутствии. Просто теперь стало сложнее добывать информацию из колоний.

Заинтересованных в этом членов ОНК в четвертом созыве меньше, чем необходимо. Каждый день люди в нашей стране сталкиваются с несправедливостью со стороны властей. Им очень нужна ваша поддержка, ведь без вас мы не сможем принимать звонки и помогать им в судах.