Итоговое процессуальное решение следователя

Решения следователя на досудебных стадиях Текст научной статьи по специальности «Право»


Вестник экономики, права и социологии, 2014, № 1 Право УДК 340 Решения следователя на досудебных стадиях Гумеров Т.А. Кандидат юридических наук, помощник президента Казанского (Приволжского) федерального университета Крюченкова А.О. Старший следователь второго отдела по расследованию особо важных дел Следственного управления Следственного комитета РФ по РТ В ходе предварительного расследования следователем принимаются различные решения.

Авторами предпринята попытка раскрыть сущность и значение принятия решений следователями в современном уголовном процессе.

Ключевые слова: решение, следователь, предварительное расследование, следствие, процесс, действие, уголовный процесс. Удовольствие исследователя задирать юбки природе [1]. Ж. Ростан Аксиоматичным является то, что основой свободы воли, волевого поведения любого субъекта (лица, коллективного органа, организации) является необходимость практически непрерывного процесса принятия и реализации им тех или иных решений, необходимость ответа на вопросы «Что делать?», «Как делать?» и, наконец, «Когда делать?».

Ж. Ростан Аксиоматичным является то, что основой свободы воли, волевого поведения любого субъекта (лица, коллективного органа, организации) является необходимость практически непрерывного процесса принятия и реализации им тех или иных решений, необходимость ответа на вопросы «Что делать?», «Как делать?» и, наконец, «Когда делать?».

Иными словами, решение всегда привязано к субъекту, месту и времени. В этой связи методологически важным и принципиальным является сформулированное одним из классиков отечественной психологии П.К.

Анохиным положение о том, что

«нельзя осуществлять решение вообще, решение, не включенное в какую-либо деятельность, не направленное на какой-то положительный результат.»

[2; 3, с. 8-9]. Таким образом, представляется, что любое принимаемое решение имеет свою направленность на достижение определенной цели. Для раскрытия темы, полагаем, что имеется необходимость раскрытия понятия «решение».

Для этого нами были изучены различные источники -словари и энциклопедии. Итак: Согласно словарным определениям, решение -есть обдуманное намерение сделать что-либо, заключение, вывод из чего-либо.

Решиться — после обдумывания прийти к какому-либо выводу, к необходимости каких-либо действий; в результате обсуждения вынести заключение, принять постановление [4, с. 1121-1122]. В некоторых из толковых словарей русского языка, слово «решение» имеет несколько значений, однако, для нас представляет интерес значение «решения» как одного из необходимых моментов волевого действия, состоящего в выборе цели действия и способов его выполнения.

Волевое действие предполагает предварительное осознание цели и средств действия, мысленное совершение действия, предшествующего фактическому действию, мысленное обсуждение оснований, говорящих «за» или «против» его выполнения и т.п. Этот процесс заканчивается принятием решения [5, с. 626; 6, с. 455]. Другие словари представляют «решение» как сознательный выбор образа действий.

Также имеется понятие «решение групповое», что означает реше- 85 Вестник экономики, права и социологии, 2014: № 1 Право ние, принимаемое группами лиц, коллективами [7].

«Решение организационное» — выбор, который должен сделать руководитель, чтобы выполнить обязанности, обусловленные занимаемой им должностью. Цель организационного решения — обеспечение движения к поставленным перед организацией задачам. Решение — акт государственного органа или должностного лица, принятый в пределах их компетенции для достижения определенной цели и влекущий те или иные юридические последствия, чаще всего издаются индивидуальные правовые акты [8, с.

385; 9, с. 896-897]. Некоторые из проанализированных энциклопедий не дают понятия слову «решение», вместо этого представлено словосочетание «решение судебное» — это разновидность судебного акта, выносится судом первой инстанции, которым дело разрешается по существу [10, с.

530]. Решение — процесс и результат выбора цели и способа действий.

В психологии принятие решения, как правило, рассматривается как этап волевого акта.

Продуктивный процесс принятия решения включает в себя появление психических новообразований в виде новых целей, оценок, мотивов, установок, смыслов. Формальная (математическая) теория принятия решений (Дж.

фон Нейман, О. Моргеншерн), в которой решением называется любой акт выбора из заданного количества альтернатив по заданному критерию, широко используется в социологии, психологии, психофизике, физиологии [11]. Еще один психологический словарь дает следующую трактовку: решение — формирование мыслительных операций, снижающих исходную неопределенность проблемной ситуации.

Конкретизация понятия решения зависит от уровня исследования (системный, функциональный, личностный, деятельностный), области исследования (познавательное, творческое, оперативное, управленческое решение) [12]. При этом, стоит помнить, что, как правило, законодатель дает право выбора именно следователю. Например, в соответствии со ст.

145 УПК РФ, по результатам рассмотрения сообщения о преступлении следователь принимает одно из следующих решений: о возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела, о передаче сообщения о преступлении по подследственности. И таких примеров в УПК РФ достаточно много. Следователь ограничен в своих решениях, он может принимать лишь позволенные ему УПК РФ решения.

Однако право выбора, право принятия решения остается за следователем. Авторы психологического словаря предлагают понимать решение как формирование мыслительных операций, снижающих исходную неопределенность проблемной ситуации. В процессе решения выделяют стадии: поиска, принятия и реализации решения [13, с.

307-308]. Решение — акт реализации предоставленных прав и исполнения возложенных обязанностей должностного лица. В то же время, будучи принято одним лицом (например, прокурором), оно обязывает других лиц (например, дознавателя) к определенным действиям или предоставляет право обжаловать данное решение, приостанавливая тем самым его исполнение [14].

В словарях имеется еще и такое понятие, как процессуальное решение — решение, принимаемое судом, прокурором, следователем, дознавателем в порядке, установленном УПК РФ [15]. Обычно оно является результатом осуществляемой в логических формах мыслительной деятельности следователя, дознавателя, прокурора и (или) суда (судьи) [16].

Сущность всякого процессуального решения следователя состоит в том, что в нем даются ответы на правовые вопросы, применяются нормы материального и (или) процессуального права. Это отличает его от других процессуальных актов — протоколов следственных и судебных действий, которые лишь фиксируют факт проведения, ход и результаты названных действий; представлений дознавателя и следователя о необходимости принятия мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления или других нарушений закона, которые они вправе внести в соответствующую организацию или должностному лицу (ч. 2 ст. 158) [17]. В ходе осуществления предварительного следствия следователю неоднократно приходится принимать различные решения, что имеет свое законодательное закрепление.

Так, согласно п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ, следователь самостоятельно направляет ход расследования, принимает решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда, в соответствии с УПК РФ, требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа. Таким образом, ответственность за проведение тех или иных следственных действий полностью ложится на следователя. В большинстве случаев при раскрытии преступлений по «горячим следам» подобные решения следователю приходится принимать в кратчайшие сроки.

При этом, если следователь не имеет достаточного опыта работы по специальности, решение может быть принято необдуманно. В любой ситуации следователю надлежит помнить, что при проведении любого следственного действия, даже если оно проводится с привлечением оперативных сотрудников, специалистов и экспертов, руководителем следственной группы является именно следователь, и вся ответственность за действия членов этой группы ложится на следователя.

Приведем пример. При раскрытии особо тяжкого преступления возникла необходимость в осмотре жилого помещения лица в связи с тем, что у следствия имеются основания полагать, что там могут 86 Вестник экономики, права и социологии, 2014: № 1 Право быть обнаружены следы преступления. Времени выходить в суд с ходатайством о разрешении обыска в жилище не имеется, и следователь принимает решение о его проведении в порядке ч.

5 ст. 165 УПК РФ. Как указано в определении Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2010 г.

№ 524-О-П, обыск в жилище относится к числу тех следственных действий, которые существенным образом ограничивают конституционные права лица, в том числе права на неприкосновенность жилища и тайну частной жизни; в связи с этим лицу, в жилище которого был произведен обыск, во всяком случае должна быть обеспечена возможность судебной защиты своих прав и законных интересов (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 марта 1999 г. № 5-П)» [18]. Однако вышесказанное не означает, что у следователя в данном случае ограничивается круг его полномочий, просто на ситуацию можно взглянуть с другой стороны, в данном случае возможна альтернатива. Так, с согласия жильцов помещения, которое необходимо осмотреть, может быть проведен не обыск, а осмотр жилища с согласия проживающего лица (ст.

177 УПК РФ). Подобное следственное действие сэкономит время следователя, т.к. не потребует уведомления суда о проводимом обыске. Кроме того, в случае несоблюдения времени, в течение которого суд и прокурор должны быть уведомлены о проведении обыска в случаях, не терпящих отлагательства (24 часа), указанное следственное действие автоматически признается проведенным незаконно, доказательства теряют свою юридическую силу, т.к., в соответствии с п.

Кроме того, в случае несоблюдения времени, в течение которого суд и прокурор должны быть уведомлены о проведении обыска в случаях, не терпящих отлагательства (24 часа), указанное следственное действие автоматически признается проведенным незаконно, доказательства теряют свою юридическую силу, т.к., в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 75 УПК РФ, могут быть признаны недопустимыми. Данный пример как нельзя наглядно указывает на то, что решения, принимаемые следователем, должны быть грамотными и оперативными.

Подобные вопросы следователю приходится решать по ходу всего следствия, но наиболее важное решение принимается в конце — это решение о составлении обвинительного заключения и, соответственно, о направлении его на согласование руководителю следственного органа и для утверждения прокурору, что закреплено в ч. 1 ст. 215 УПК РФ. В первую очередь решается вопрос об объеме предъявленного обвинения, т.е. о тех пунктах, частях и статьях, которые фиксируют смысл совершенного преступления или преступлений.

Необходимо помнить, что в момент передачи уголовного дела с обвинительным заключением в суд полномочия суда по назначению наказания ограничены пределами санкции той статьи уголовного закона, по которой предъявлено обвинение [19, с. 48-50]. Например, в городе К.

имел место такой случай: гражданин И.

обвинялся в хранении и приобретении наркотиков. Однако следователь, ведущий следствие по данному делу, решил, что необязательно указать дату, когда именно был приобретен наркотик. Таким образом, волевым решением следователя подсудимому повезло: из-за небрежности и невнимательности следователя квалифицирующий признак «приобретение» был исключен.

Суд же не имеет права вменять подсудимому больше, чем вменило обвинение [17, с.

98]. Характеризуя этап окончания предварительного следствия, еще М.С. Строгович отмечал:

«Решение о направлении дела на предание суду принимается следователем тогда, когда он на основании всех собранных по делу данных пришел к твердому убеждению о виновности обвиняемого»

[Цит.

по: 18, с. 127]. Таким образом, исходя из вышеизложенного, представляется логичным вывод, что принимаемые в ходе расследования уголовного дела следователем решения, должны основываться только на фактических обстоятельствах дела и согласовываться с законом и совестью. Бесспорно, принимаемое следователем решение должно быть рациональным и взвешенным, оно должно быть основано на опыте, полученном им в прошлом и на результатах анализа представленных доказательств.
Бесспорно, принимаемое следователем решение должно быть рациональным и взвешенным, оно должно быть основано на опыте, полученном им в прошлом и на результатах анализа представленных доказательств. От принимаемого следователем решения в большинстве случаев зависит судьба не только подозреваемого, обвиняемого, но и потерпевшего, ибо всем желается установить истину в деле и поставить на этом точку.

Проводя аналогию с «согласием» (п. 41.1 ст. 5 УПК РФ), хотелось бы предложить законодателю дополнить ст.

5 УПК РФ новым п. 36.2

«Решение — процесс выбора способа действия, в пределах своей компетенции, необходимого для достижения поставленной цели»

. Литература: 1. http://aphorism4istcom/a.php?page=rostan&tka=rostan (дата обращения 19.09.2012).

2. Анохин П.К. Проблемы принятия решения в психологии и физиологии.

— М.: Наука, 1976. Большой толковый словарь русского языка. -СПб.: Норинт, 1998. — 1536 с. 3. Ожегов С.В. Словарь русского языка: ок.

57000 слов / Под ред. д-ра филол. наук, проф. Н.Ю. Шведовой. 16-е изд., испр.

— М.: Рус. яз., 1972. — 816 с.

4. Большая советская энциклопедия. Т. 63. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1955.

— 672 с. 87 Вестник экономики, права и социологии, 2014, № 1 Право Большой экономический словарь / Под ред.

А.Н. Азрилияна. 5-е. изд. доп. и перераб. — М.: Институт новой экономики, 2002. — 1280 с. 5. Баскакова М.А. Толковый юридический словарь: бизнес и право (русско-английский, англо-русский).

— М.: Финансы и статистика, 1998. — 688 с. 6. Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия. 5-е изд., доп.

и перер. / Под ред. М.Ю. Тихомирова. — М.: Юринформцент, 2001. — 972 с. 7. Большая юридическая энциклопедия.

— М.: Экс-мо, 2005. — 688 с. 8. Философский энциклопедический словарь / Гл.

редакция: Л.Ф. Ильичев, П.Н. Федосеев, С.М. Ковалев, В.Г. Панов — М.: Сов.

Энциклопедия, 1983. — 830 с. 9.

Карпенко Л.А., Петровский А.В., Ярошев-ский.

М.Г. Краткий психологический словарь. -Ростов-на-Дону: «ФЕНИКС», 1998.

— 402 с. 10. Краткий психологический словарь. — М.: Политиздат, 1985. — 431 с.

11. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство, практика.

2-е изд., перераб. и доп. — М.: Норма, Инфра-М, 2010.

— 240 с. 12. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2001. — № 52. — Ч. I. — 24 дек.

— Ст. 492.1. 13. Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) // СПС КонсультантПлюс, 2010. 14. Смирнов А.В., Калиновский К.Б.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) // СПС Консультант-Плюс, 2012.

15. Определение Конституционного Суда РФ от 08.04.2010 № 524-О-П

«По жалобе гражданина Федорова Дениса Валериановича на нарушение его конституционных прав положением пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации»

// Вестник Конституционного Суда РФ.

— 2010. — № 5. 16. Лисицин Р.Д. Значение для суда предложения государственного обвинителя о назначении наказания // Законность. — 2010. — № 9. — С. 48-50. 17.

Гумеров Т.А. Обвинительное заключение: правовая природа, содержание, процессуальные последствия. — М.: Юрлитинформ, 2011. — 216 с.

18. Лупинская П.А. Уголовный процесс — М.: Юристъ, 1995. — 544 с. Judgment of Crime Investigator on Pre-Litigation Stage T.A. Gumerov Kazan (Volga Region) Federal University A.O.

Kryuchenkova Investigatory management of Investigatory committee at Office of Public Prosecutor of the RF on RT Crime investigators pass various judgments in the course ofpre-trial investigation. The authors of the article define the notion of “judgment” in the framework of criminal judicial proceedings as well as the essence and meaning of passing judgments in contemporary criminal proceedings. Key words: judgment, crime investigator, pre-trial investigation, investigation, proceedings, action, criminal proceeding.

88

Суд имеет право перепроверять действия следователя

28 Ноября 2017 Эксперты «АГ» пояснили, что КС РФ устранил один из пробелов в законодательстве, связанный с обжалованием подозреваемым или обвиняемым необоснованного уголовного преследования.

Один из адвокатов считает, что разъяснения Суда послужат дополнительным основанием для жалоб, а другой уверен, что такое обжалование в принципе не является эффективным средством правовой защиты. 21 ноября Конституционный Суд вынес по жалобе гражданина Ч.

о неконституционности положений ст. 38 и 125 УПК РФ. По мнению заявителя, они, ограничивая гражданина в возможности обратиться за судебной проверкой необходимости принятия в отношении него процессуального решения о прекращении или о продолжении уголовного преследования, тем самым лишают его в дальнейшем права на реабилитацию.

38 и 125 УПК РФ. По мнению заявителя, они, ограничивая гражданина в возможности обратиться за судебной проверкой необходимости принятия в отношении него процессуального решения о прекращении или о продолжении уголовного преследования, тем самым лишают его в дальнейшем права на реабилитацию. Поводом для обращения в КС РФ послужила следующая ситуация: Ч. был задержан по подозрению в совершении преступления в рамках уголовного дела, возбужденного по факту ДТП, повлекшего смерть человека, и помещен в изолятор временного содержания на три дня.

В то же время были произведены осмотр и выемка принадлежащего ему автомобиля, признанного впоследствии вещественным доказательством.

В дальнейшем по данному уголовному делу были проведены судебные экспертизы с исследованием изъятого транспортного средства, и Ч. опросили в качестве свидетеля, однако постановление о прекращении его уголовного преследования не выносилось, а в возврате автомобиля было отказано следователем и руководителем следственного органа. В связи с этим Ч. обратился в районный суд в порядке ст.

125 УПК РФ с жалобой, в которой просил признать незаконным отказ в вынесении постановления о прекращении его уголовного преследования и в разъяснении ему права на реабилитацию, а также в возврате изъятого транспортного средства. Жалобу удовлетворили частично: действия следователя, связанные с отказом в возврате автомобиля, были признаны незаконными с возложением обязанности устранить допущенные нарушения.

В остальной части требований было отказано. Мотивируя решение, суд указал, что Ч. поставил перед судом вопрос о возложении на следователя обязанности совершить конкретное процессуальное действие, что противоречит ст.

38 УПК РФ, согласно которой следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий. В своем постановлении КС РФ напомнил, что в случае прекращения уголовного преследования подозреваемого в связи с непричастностью к совершению преступления с него снимается подозрение в преступлении и у него возникает право на реабилитацию. Вместе с тем постановлением об освобождении задержанного подозреваемого со ссылкой на п.

1 ч. 1 ст. 94 УПК РФ подтверждается отсутствие достаточных данных даже для выдвижения такого подозрения, что служит поводом и для разрешения вопроса о прекращении уголовного преследования такого лица.

«Иное влекло бы необоснованное продолжение обвинительной деятельности в отношении этого лица, чья непричастность к преступлению фактически констатируется вынесенным постановлением, и ограничение принадлежащих ему прав», – указал Суд. В постановлении также отмечается, что отсутствие процессуального документа, свидетельствующего о том, что подозрение снято и уголовное преследование прекращено, способно воспрепятствовать восстановлению прав, нарушенных уголовным преследованием, делая, в частности, невозможным применение ст.

В постановлении также отмечается, что отсутствие процессуального документа, свидетельствующего о том, что подозрение снято и уголовное преследование прекращено, способно воспрепятствовать восстановлению прав, нарушенных уголовным преследованием, делая, в частности, невозможным применение ст. 133 УПК РФ об основаниях возникновения права на реабилитацию.

«Уголовно-процессуальный закон определяет лишь начальный момент, с которого лицо становится подозреваемым, неопределенность правового статуса этого лица в ситуации фактического уголовного преследования – без его юридического оформления и, соответственно, без предоставления прав по защите от него – может сохраняться вплоть до истечения сроков давности уголовного преследования»

, – напоминает Конституционный Суд.

КС РФ разъяснил, что лицо, которое задерживалось по подозрению в совершении преступления в соответствии со ст.

91 и 92 УПК РФ и после освобождения из-под стражи – при отсутствии процессуального решения о прекращении его уголовного преследования, а значит, и процессуального оформления прекращения его статуса подозреваемого – допрашивается в качестве свидетеля, лишено возможности защитить свои нарушенные права, а потому вправе обжаловать в суд бездействие следователя, выразившееся в непринятии решения о прекращении его уголовного преследования, в необеспечении реализации права на реабилитацию.

Вместе с тем в силу принципа состязательности сторон при рассмотрении жалоб по правилам ст. 125 УПК РФ суд, признавая действие (бездействие) или решение должностного лица незаконным либо необоснованным и обязывая его устранить допущенное нарушение, не наделен полномочием самостоятельно отменять решения органов предварительного расследования и прокурора, а также принимать взамен них другие решения.

«В этом случае он в той или иной мере фактически принимал бы участие в осуществлении предварительного расследования, а значит, и в деятельности по уголовному преследованию, что несовместимо с ролью суда, как она определена в законе»

, – уточнил КС РФ.

Однако это

«не препятствует суду дать оценку законности и обоснованности оспариваемых действий (бездействия) или решений»

. Также в постановлении отмечено, что по результатам рассмотрения жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ суд обязан вынести постановление, которое должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

«При этом суд не должен ограничиваться лишь исполнением формальных требований уголовно-процессуального закона и отказываться от оценки фактической обоснованности оспариваемых действий (бездействия) и решений.

Такая оценка закономерно включает в себя и полномочие суда указать соответствующему органу или должностному лицу на конкретные нарушения, которые ими допущены и которые они обязаны устранить. Невыполнение данной обязанности может служить основанием не только для обжалования связанных с этим действий (бездействия) прокурору или в суд, но и для принятия мер ответственности за неисполнение судебного решения», – разъяснил КС РФ. Таким образом, Конституционный Суд постановил, что оспариваемые нормы не противоречат Конституции РФ, поскольку содержащиеся в них положения по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования предполагают полномочие суда при рассмотрении жалобы лица, которое, будучи освобождено из-под стражи после задержания по подозрению в совершении преступления на основании ст.

91 и 92 УПК РФ, допрашивается в качестве свидетеля без вынесения процессуального решения о прекращении его уголовного преследования, на бездействие следователя, выразившееся в непринятии решения о процессуальном статусе этого лица, разрешить, в том числе в целях признания за ним права на реабилитацию и восстановления законности, вопрос о необходимости принятия следователем такого решения. В то же время Суд указал на необходимость пересмотра правоприменительных решений, вынесенных в отношении гражданина Ч. на основании положений ст. 38 и 125 УПК РФ, в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в данном постановлении.

Заместитель управляющего партнера АБ FORTIS Вячеслав Земчихин уверен, что сторона защиты с надеждой воспримет разъяснения КС РФ о праве суда проверять действия следователя при непрекращении уголовного преследования. «В целом ожидания от постановления Конституционного Суда большие. Устранен один из пробелов в законодательстве, разъяснения послужат дополнительным фундаментом для заявлений лиц, в отношении которых не прекращается уголовное преследование либо уголовное дело, когда для этого есть все основания», – считает адвокат.

Эксперт пояснил, что при возбуждении уголовных дел и уголовном преследовании лиц бывают случаи как поспешных решений, так и решений с заинтересованностью.

А после, не имея возможности доказать вину подозреваемого или обвиняемого, расследующий орган старается избежать признания своей ошибки.

Особенно это относится к ситуациям, когда возможно признание за лицом прав на реабилитацию и подачу им соответствующего заявления, для чего следствие принимает решение не прекращать уголовное преследование. «В современных правовых реалиях особой охоты судов рассматривать очередную жалобу в порядке ст. 125 УПК РФ наблюдать не приходится.

Судам проще найти основания, по которым возможно производство по жалобе прекратить либо отказать в ее удовлетворении, что мы и наблюдаем в данном деле.

Постановление КС РФ устраняет данную лазейку. Это поможет призвать расследующий орган к порядку, внести ясность в определение правового статуса лица, которое хоть и обрело статус подозреваемого де-юре, но де-факто таковым не является», – заключил Вячеслав Земчихин. В то же время руководитель МАА «ЗАКОНЪ» Сергей Смищенко считает, что важность данного постановления заключается в четком разъяснении смысла процессуального закона для правоприменителя, а также в указании на необходимость принятия судьями обоснованных и мотивированных постановлений.

Он сообщил, что к процедуре, закрепленной ст.

125 УПК РФ, у него как у практикующего адвоката по уголовным делам неоднозначное отношение. И связано это с двумя особенностями такого обжалования.

«Во-первых, это ситуации, аналогичные рассмотренному делу: суд, имея достаточные основания для удовлетворения требований заявителя о признании действий (бездействия) следователя незаконными в полном объеме, в лучшем случае выбирает то, что нанесет наименьший урон системе органов обвинения»

, – сообщил эксперт.

Он добавил: при этом нельзя забывать, что, выполняя такого рода контроль за следствием, суд, так же как в рамках судебного разбирательства дела по существу, должен соблюдать принцип состязательности и не принимать на себя функции обвинения.

«Второй особенностью – а правильнее сказать, сложностью – является исполнение судейских постановлений по жалобам в порядке ст. 125 УПК РФ, которое может затянуться и стать неактуальным либо привести к новым жалобам на неисполнение», – констатировал Сергей Смищенко.

Адвокат считает, что часто обжалование в этом порядке не является эффективным средством правовой защиты, а его итог легко может перейти на рассмотрение в Европейский Суд по правам человека. Виктория Велимирова 28 Ноября 2017 Рассказать: Мнения Обзоры и аналитика

Решение о производстве следственного действия как процессуальное основание его проведения Текст научной статьи по специальности «Право»

УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС. КРИМИНАЛИСТИКА Н.С. Манова, П.В.

Фомичев РЕШЕНИЕ О ПРОИЗВОДСТВЕ СЛЕДСТВЕННОГО ДЕЙСТВИЯ КАК ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ОСНОВАНИЕ ЕГО ПРОВЕДЕНИЯ В статье рассматривается сущность решений о производстве следственных действий и порядок их принятия; анализируются законодательные положения, касающиеся процедуры принятия решений о производстве различных следственных действий; исследуется роль внутреннего убеждения следователя при принятии решений о производстве следственных действий в конкретной следственной ситуации. Ключевые слова: Решение о проведении следственного действия, основания проведения следственного действия, усмотрение следователя.

N.S. Manova, P.V. Fomichyov THE DECISION ON THE CONDUCT OF INVESTIGATIONS AS PROCEDURAL GROUNDS ITS The article discusses the procedure for making decisions about the course of the investigation, analyzed the legislative provisions relating to decision-making procedures of the production of various investigative actions and explores the role of the internal persuasion of the investigator in deciding on the course of the investigation in a particular situation Inquiry. Keywords: The decision to conduct an investigative action, the grounds of the investigative procedure, the discretion of the investigator. Следователь (дознаватель) на основе анализа конкретной ситуации, сложившейся по уголовному делу, делает предположение о возможности извлечения из указанных в законе источников сведений об обстоятельствах расследуемого преступления, которое оформляется в виде решения (постановления) о проведения следственного действия.

Именно такое решение наряду с фактическими и правовыми основаниями производства следственного действия, по нашему мнению, необходимо рассматривать как документальное закрепление процедурной возможности проведения следственного действия, т.е. как процессуальное основание его производства, одно из условий законности его проведения. По ряду следственных действий такое решение, оформляемое постановлением, служит формой обращения к руководителю следственного органа, к прокурору и в суд для получения разрешения на проведение следственного действия.

© Манова Нина Сергеевна, 2015 Доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного процесса (Саратовская государственная юридическая академия) © Фомичев Петр Викторович, 2015 Старший референт (Управление ФСБ РФ по Самарской области) Кроме того, постановление о производстве следственного действия является юридическим фактом, порождающим уголовно-процессуальные отношения при производстве следственных действий.

По своей правовой природе это решение относится к элементам уголовно-процессуальной формы, устанавливающей процедуру совершения правоприменительных действий. В п. 33 ст. 5 УПК РФ дается общее понятие процессуального решения: это решение, принимаемое судом, прокурором, следователем, дознавателем в установленном законом порядке. Данное определение трудно признать корректным в силу того, что понятие решения определяется через само решение.

Кроме того, в ст. 5 УПК РФ термин «решение» употребляется при разъяснении сущности таких процессуальных актов, как приговор, определение, постановление. Общим признаком этих актов является то, что они содержат ответы на правовые вопросы с вытекающими отсюда правовыми последствиями. Это позволяет отличать решения от таких процессуальных актов, как протоколы следственных и судебных действий, в которых удостоверяется факт производства, содержание и результаты следственных действий.

Таким образом, решение является родовым понятием, а определения, постановления, обвинительное заключение, приговор и т.п. по отношению к нему выступают как видовые понятия, отражающие конкретную форму и содержание того или иного решения.

В уголовно-процессуальных решениях не только даются ответы на вопросы, касающиеся наличия или отсутствия юридически значимых обстоятельств, при которых могут быть совершены определенные процессуальные действия, но и указывается сущность соответствующего действия (возбудить уголовное дело, провести обыск, привлечь в качестве обвиняемого и т.д.).

Таким образом, процессуальные решения содержат ответы на вопросы «что установлено» и «как действовать» в соответствии с выявленными фактическими обстоятельствами дела и предписаниями закона1. В общем виде решение определяется как волевое действие, состоящее в выборе субъектом цели и определенного способа ее достижения2.

Под уголовно-процессуальными же решениями понимаются государственно-властные акты применения норм материального и процессуального права компетентными правоохранительными органами, вынесенные в соответствии с законом по вопросам, возникающим в ходе производства по делу3.

Некоторые авторы определяют решение, принимаемое по уголовному делу, как облеченный в установленную законом процессуальную форму правовой документ, в котором лицо, проводящее предварительное расследование, в пределах своей компетенции в предусмотренном законом порядке указывает, какие фактические обстоятельства им установлены, и на основе этого дает ответы на правовые вопросы по делу и выражает властное волеизъявление о действиях, вытекающих из установленных обстоятельств и предписаний закона, направленных на достижение задач уголовного судопроизводства.

В решениях содержатся ответы не только на «вопросы фактов», но и на вопросы, касающиеся применения материального и процессуального права4. Другие авторы определяют процессуальное решение как необходимый элемент процессуальной деятельности, сущность которого состоит

«в выборе в пределах своей компетенции из определенных законом альтернативных целей и средств тех, которые вытекают из установленных на момент принятия решения фактических данных, выражают властное веление, направлены на осуществление задач расследования, и, как правило, облечены в форму индивидуального правоприменительного акта»

5.

По мнению Д.А. Солодова, процессуальные решения следователя в целом выступают как акт выбора из имеющихся в его распоряжении альтернативных вариантов действий и одновременно могут рассматриваться как необходимый элемент решения общей задачи (правовой, тактической), возникшей на данном этапе производства по уголовному делу6. Таким образом, процессуальное решение рассматривается либо как формализованный документ, оформляющий определенное процессуальное действие или предваряющий его, либо как некий акт, включающий в себя тактику и планирование процессуальных действий, а также признаки государственно-волевого характера.

Уголовно-процессуальное решение — сложная по своей сущности правовая категория. Это в полной мере относится и к такой разновидности процессуальных решений, как решения о производстве следственного действия.

Для того чтобы определить их сущность, необходимо обозначить совокупность признаков этого явления, которая бы отражала его основные свойства.

Правовыми признаками уголовно-процессуального решения являются: 1) его четкая законодательная регламентация, т.е.

установление в законе порядка принятия решения и его формы; 2) полномочность субъекта, принимающего уголовно-процессуальное решение; 3) непротиворечивость принятого процессуального решения другим решениям по тому же делу и нормативным правовым актам общей юридической силы; 4) его обязательность для неопределенного круга лиц либо для лиц, названных в таком решении.

Организационные признаки процессуального решения заключаются в том, что оно порождает, изменяет или прекращает правоотношения в уголовном судопроизводстве, т.е.

обеспечивает дальнейшее поступательное движение уголовного дела, а также то, что оно обладает свойством государственно-властного характера, свойством принудительности.

Решения, принимаемые при производстве по уголовному делу, в т.ч. решения следователя, не требуют согласования с юридическими или физическими лицами за пределами уголовного судопроизводства. На основании этого процессуальное решение о производстве следственного действия может быть определено как формализованный акт должностного лица, уполномоченного на расследование преступления, который содержит промежуточные выводы о ходе расследования, а также волеизъявление о порядке дальнейшего расследования уголовного дела.

Закон предъявляет определенные требования к содержанию и форме процессуальных решений в целом и решений о производстве следственных действий в частности.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ все процессуальные решения должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Такие требования, как обоснованность и мотивированность процессуального решения, органично входят по своему содержанию и значению в требование законности. Обоснованность и мотивированность — составные части, элементы общего требования законности, самого универсального и общего принципа уголовного судопроизводства.

Несоблюдение указанных требований при принятии решения о проведении следственного действия, даже при очевидной целесообразности его проведения, влечет недействительность, юридическую дефектность порождаемых такими решениями последствий правового характера, т.е. недопустимость результатов следственного действия в качестве доказательств7.

Ныне порядок принятия решений о проведении ряда следственных действий заметно усложнился, что связано с приведением отечественного законодательства в соответствие с мировыми стандартами в области прав человека. В зависимости от формы принятия решений об их производстве следственные действия могут быть разделены на следующие группы: 1) порядок проведения которых не требует вынесения специального постановления; 2) порядок проведения которых требует вынесения соответствующего постановления; 3) для производства которых необходимо не только постановление следователя (дознавателя), но и получение согласия руководителя следственного органа (прокурора) и решения суда; 4) проводимые в исключительных случаях на основании постановления следователя (дознавателя), но с последующим уведомлением суда о произведенном следственном действии.

В соответствии с ч. 2 ст. 29 УПК РФ судебное решение требуется при производстве следующих следственных действий: осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; обыска и (или) выемки в жилище; выемки заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи; личного обыска (за исключением случаев, установленных ч.

2 ст. 184 УПК РФ); выемки предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, а также предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях; наложения ареста на корреспонденцию, ее осмотра и выемки; контроля и записи телефонных и иных переговоров; получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами. Судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия включает в себя следующие процессуальные действия и решения (ст.

165 УПК РФ): 1. Возбуждение следователем с согласия руководителя следственного органа ходатайства о производстве следственного действия и вынесение соответствующего постановления.

В литературе справедливо указывается на скудость законодательной регламентации этого этапа получения судебного решения, на необходимость закрепления в законе требований мотивированности и обоснованности ходатайства. «Порочной является практика, когда органы предварительного расследования в своих ходатайствах о проведении следственных действий ограничиваются безмотивной констатацией обстоятельств или же их перечислением. В то же время следует признать отсутствие в юридическом обороте необходимого понятийного аппарата, который, впрочем, легко может быть пополнен соответствующими терминами и формулировками, почерпнутыми из правоприменительной практики других государств, особенно если выработанные правовые позиции приобрели статус общепризнанных принципов и норм международного права»8.

2. Рассмотрение ходатайства о производстве следственного действия судьей суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия в срок не позднее 24 часов с момента поступления указанного ходатайства.

3. Вынесение судьей постановления о производстве следственного действия или об отказе в его производстве с указанием мотивов отказа.

В законодательстве предусмотрен и случай последующего судебного контроля за производством следственных действий.

В ч. 5 ст. 165 УПК РФ установлено, что в отдельных случаях (в ситуации, не терпящей отлагательства) следственные действия, требующие судебного решения, могут быть произведены и на основании постановления следователя. В этом случае следователь в течение 24 ч с момента начала производства следственного действия уведомляет судью о его производстве.

Получив указанное уведомление, судья в течение суток проверяет законность произведенного следственного действия и выносит постановление о его законности или незаконности. Такое законодательное решение представляет собой неизбежный компромисс между стремлением государства изобличить лицо, виновное в совершении преступления, раскрыть преступление «по горячим следам», и необходимостью обеспечения гарантий конституционных прав личности.

В то же время, пожалуй, наибольшее количество спорных вопросов при организации судебного контроля за предварительным расследованием возникает именно при осуществлении последующего контроля.

Последующая проверка законности следственного действия осуществляется, как правило, на основании копий соответствующих протоколов, свидетельствующих о производстве следственного действия, т.е. производится формально. Как отмечает В.В. Бородинов, закон не предусматривает возможность получения судьей в необходимых случаях дополнительной информации, в т.ч.

от лица, ° в жилище которого произведено следственное действие, а также понятых и д иных его участников. Поэтому подобная судебная проверка представляется ™ весьма формальной и не может быть действенной9.

| Подобное положение дел объясняется во многом перегруженностью россий- | ских судов, отсутствием времени на тщательное изучение всех обстоятельств | дела. Заметим, что во многих западных странах специально для целей судебного ° контроля за предварительным расследованием существуют следственные судьи, 0 | компетенция которых заключается, в частности, в даче разрешений на произ-| водство следственных действий10.

>§ В российском законодательстве не установлена обязанность суда при осу- | ществлении последующего судебного контроля за предварительным рассле-| дованием уведомлять о проведении судебного заседания всех заинтересован-| ных лиц, в результате чего такая проверка, как правило, не сопровождается ‘§ детальным изучением документов и проверкой нарушений конституционных | прав граждан. § В одном из решений Конституционного Суда РФ было указано, что при рас- 1 смотрении уведомления о проведении следственного действия без разрешения | суда, когда такое разрешение обязательно, в судебном заседании по желанию сторон, помимо прокурора, следователя и дознавателя, могут принять участие лица, конституционные права и процессуальные интересы которых данным следственным действием были нарушены, а также их защитники и предста-вители11.

Полагаем, что данная позиция Конституционного Суда РФ должна быть закреплена в уголовно-процессуальном законодательстве.

Это будет 210 способствовать не только более качественному судебному контролю за произ- водством следственных действии, но и создаст предпосылки для вдумчивого и тщательного принятия решения о производстве следственных мероприятий. Следует отметить, что нами было изучено 214 постановлений судьи, вынесенных по результатам проверки уведомлений следователей о проведении таких следственных действий, как обыск, выемка и осмотр жилища без согласия проживающих там лиц в условиях не терпящих отлагательства без получения решения суда. Во всех случаях проведение указанных следственных действий было признано законным и обоснованным.

Однако, на наш взгляд, около 25 % из числа этих следственных действий были проведены в отсутствие фактических оснований. Решение о производстве следственного действия представляет собой процессуальную основу такого действия.

Это положение распространяется и на те случаи, когда закон не требует вынесения какого-либо процессуального документа, опосредующего принятие решения о производстве следственного действия. А.Я. Дубинский подразделяет решения о производстве следственных действий на акты-действия, т.е.

протоколы, в которых фиксируются ход и результаты следственного действия, для проведения которых закон не содержит требования о вынесении соответствующего постановления, и акты-решения, т.е. собственно постановления12. Это мнение разделяется многими ведущими российскими учеными, считающими, что процессуальные решения о проведении следственных действий могут облекаться в различные формы, в т.ч.

содержаться в протоколах следственных действий13.

И хотя УПК РФ не устанавливает обязательности оформления всех решений В о проведении следственных действий в виде постановления, все же точное, в со- т ответствии с законом, составление процессуальных документов имеет огромное С значение. Фиксация процессуальных решений в установленной законом про- | цессуальной форме, которая отражает существо соответствующего решения, к обеспечивает возможность проверки допустимости полученных доказательств, г о упорядочивает и дисциплинирует деятельность лиц, производящих расследо- Д а вание, способствует повышению его качества, формирует единообразную след- т в ственную практику документирования (оформления) процессуальных действий н „ о и решений.

Однако постановление следователя (дознавателя) о производстве следствен- и ного действия — это не только процессуальная основа для его проведения, не с к только формализованный акт. Это процесс осмысления следственной ситуации, а анализ сложившейся обстановки, и поиск пути дальнейшего расследования.

| Эти процессы уже выходят за пределы уголовно-процессуальных отношений, | они находятся в психологической, социальной, управленческой области чело- № веческих взаимоотношений и здесь не обойтись без субъективного подхода к 1 о принятию уголовно-процессуальных решений. Речь идет о таких критериях ~ принятия процессуального решения о производстве следственного действия, 5 как усмотрение следователя, самостоятельность в принятии им решений по уголовному делу.

Как справедливо указывает П.Е. Кондратьев, усмотрение правоприменителя при принятии уголовно-правовых решений необходимо рассматривать не как отступление от принципа законности, а как необходимый и социально оправданный элемент правоприменительной деятельности. Поэтому требуется 211 не отказ от него, а ввод регуляторов, не допускающих перерастания допустимого усмотрения в произвол14.

Решение следователя, свободно принятое им исходя их следственной ситуации, окружающей обстановки, преобразуется затем в письменный документ (постановление либо протокол), в котором обоснованно и мотивированно отражаются цели и ход следственного действия. В свою очередь эти процессуальные документы являются необходимой процессуальной основой любого следственного действия. Сущностью и особенностью решений о производстве следственных действий является соединение властного волеизъявления лица, ведущего расследование по уголовному делу, с необходимостью его процессуального оформления в соответствии с законодательством.

И даже в тех случаях, когда решение о производстве следственного действия не требует документального подтверждения, оно непременно оформляется протоколом, отчего не теряет своего уголовно-процессуального свойства, и не предоставляет абсолютной свободы действиям следователя. Уголовно-процессуальное решение о производстве следственного действия преобразует волеизъявление лица, ведущего расследование по уголовному делу, в соответствующую процессуальную форму — в письменный процессуальный документ (постановление, решение или протокол), в котором обоснованно и мотивированно отражаются цели и ход следственного действия. Эти процессуальные документы служат необходимой процессуальной основой любого следственного действия.

1 См.: Уголовный процесс России / под ред. З.Ф. Ковриги, Н.П. Кузнецова.

Воронеж, 2002. С. 57. 2 См.: Большая советская энциклопедия / под ред. Б.А. Введенского. 2-е изд. М., 1955.

Т. 36. С. 455. 3 См.: Грошевой Ю.М. Сущность судебных решений в советском уголовном процессе.

Харьков, 1979. С. 6. 4 См.: Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве.

М., 1976. С. 16; Манаев Ю.В. Законность и обоснованность процессуальных решений следователя в советском уголовном судопроизводстве.

Волгоград, 1977. С. 12; Савицкий В.М., Ларин А.М.

Уголовный процесс: Словарь-справочник. М., 1999. С. 43; Еникеев З.Д.

Механизм уголовного преследования: учебное пособие.

Уфа, 2002. С. 42. 5 Ломидзе А.Б.

Прокурорский надзор за законностью и обоснованностью принимаемых следователем процессуальных решений. М., 2000. С. 13. 6 См.: Солодов Д.А.

Процессуальные и тактические решения следователя: сущность, проблемы оптимизации принятия: дис. . канд. юрид. наук. Воронеж, 2003. С. 13. 7 См.: Колоколов Н. Граница для следователя // эж-ЮРИСТ.

2008. № 44. С. 11. 8 Колоколов Н.

За следствием следит суд // эж-ЮРИСТ. 2008. № 32. С. 15. 9 См.: Бородинов В.В.

Невостребованный потенциал судебного контроля // Российская юстиция. 2006. № 5. С. 39. 10 Подробнее об этом см.: Муратова Н.Г., Подольский М.А. Зарубежный опыт принятия судебных решений при осуществлении судебного контроля за законностью расследования уголовных дел // Судья.

2007. № 5. С. 49. 11 См.: Определение Конституционного Суда РФ от 10 марта 2005 г. № 70-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Дементьевой А.Б. на нарушение ее конституционных прав частью пятой статьи 165 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Собр.

законодательства Рос. Федерации.

2005. № 20, ст. 1917. 12 См.: Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя.

Правовые и организационные проблемы. Киев, 1984. С. 37. 13 См.: Лупинская П.А. Законность и обоснованность решений в уголовном судопроизводстве.

М., 1972. С. 5; Якупов Р.Х. Правоприменение в уголовном процессе России. М., 1993. С. 159. 14 См.: Кондратьев П.Е.